Владимир Петроковский: «Моя мечта – чемпионство «Енисея»

Дебют в элитном российском дивизионе сложился для красноярского баскетбольного клуба «Енисей» очень тяжело. Лишь в середине прошлого сезона он начал побеждать и только в самом конце выбрался на спасительное двенадцатое место. Однако новый сезон обещает новые испытания на прочность. Всероссийская федерация баскетбола приняла решение сократить Суперлигу «А» до десяти команд. О перспективах красноярского клуба корреспондент «ВК» попросил рассказать его директора Владимира Петроковского.

Америка нам поможет?

– Владимир Владимирович, пойдет ли на пользу российскому баскетболу сокращение элитного дивизиона?

– Конечно, нет. Оно не может пойти на пользу по одной простой причине – чем больше игроков в обойме главного внутреннего турнира, тем сильнее сборная. Произошло столкновение диаметрально противоположных интересов: ведущих клубов и сборной России. Клубам нужно собирать залы и показывать результаты. Они заинтересованы покупать игроков высокого уровня, и сегодня мы видим, что российскую лигу заполняют баскетболисты из НБА и Европы. Но нельзя забывать о национальной сборной. Это большой позор, что наша мужская команда на Олимпийских играх в Пекине не вышла из группы. Мое мнение: нужно не сокращать, а увеличивать количество команд в Суперлиге «А». Каждая новая команда дает толчок развитию баскетбола в своем регионе. В других странах национальный чемпионат является приоритетным перед европейскими кубками, а что у нас? В прошлом году приморский «Спартак» провел обе встречи с ЦСКА в Москве, в ущерб местным болельщикам, чтобы облегчить москвичам выступление в Евролиге. Нужно найти золотую середину: придумать новую систему розыгрыша чемпионата России.

– Насколько себя оправдывает натурализация? Как может за сборную России выступать игрок, который говорит: «Я американец»?

– Это вынужденная мера. У нас – лимит на иностранных игроков. В клубе может быть только два американца, и клубы пытаются решить свои проблемы таким путем. Я не осуждаю их, но считаю, нужно думать о наших детях, которые играют в баскетбол. Лучше сейчас пожертвовать некоторыми ближайшими перспективами, но получить хорошие плоды в будущем.

Тройка лишних

– Уже точно решено, что Суперлигу «А» покинут три команды?

– Принято решение, что на следующий год остается 10 клубов. Если первое место в лиге «Б» займет команда, по каким-либо требованиям не соответствующая лиге «А» (например, у нее не будет хорошего игрового зала), тогда ее не допустят. В этом случае здесь останется десятая команда, но чтобы не просчитывать варианты, нужно занимать девятое место.

– Насколько реально оставить позади три команды?

– Задача очень тяжелая, но я считаю ее выполнимой. Всё зависит от сплоченности коллектива и игроков, которых мы сможем купить, и, конечно же, от удачи. Чтобы мы не попали в ситуацию, как в прошлом году новосибирский клуб, когда ключевой игрок выбыл накануне игр за выживания.

– Как обстоят дела с бюджетом клуба?

– 3 сентября пройдет сессия горсовета Красноярска, на которой окончательно будут приняты те или иные параметры нашего бюджета. Разговор идет о его увеличении примерно в 2,5 раза, однако не забывайте, что увеличиваются и наши затраты. Федерация приняла решение о проведении чемпионата дублирующих команд. Если раньше «Енисей-2» дальше Урала никуда не ездил, то теперь автобусами и поездами не обойдешься: ему придется летать в те же города, что и основной команде. В чемпионате фарм-лиги будут играть все 12 клубов. Кроме того, мы должны содержать команду детско-юношеской баскетбольной лиги.

– Если отбросить затраты на фарм-клуб и детский баскетбол, на сколько реально увеличился бюджет основной команды?

– Сейчас это невозможно просчитать, поскольку постоянно растут цены. Например, в прошлом году можно было разместиться в гостинице за 1,5 тысячи, сегодня меньше, чем за 3,5, не разместишься. Клубы чаще всего ориентируются на фонд заработной платы. На сегодняшний день, по сравнению с прошлым годом, мы увеличили его где-то в два с копеечками раза.

– Это радует, но есть ли в Суперлиге «А» клубы, сопоставимые по фонду заработной платы с БК «Енисей»?

– Тяжело сравнивать, поскольку это является закрытой информацией. По фонду заработной платы легко просчитать, каких игроков может себе позволить клуб, и все стараются скрывать его до последнего. Можно оперировать прошлогодними цифрами. ЦСК ВВС (Самара), занявший в прошлом сезоне девятое место, имел консолидированный бюджет 210 млн рублей. Мы сегодня выходим на 172 млн руб. против 67 млн в прошлом году.

«Запорожец» по цене «Мерседеса»

– Тем не менее даже при прошлогоднем бюджете вы умудрились пригласить трех очень хороших иностранцев. Как это удалось?

– Всё решалось с колес. В первую очередь спасибо агентам, которые смогли убедить игроков приехать в Красноярск. Понятно, что мы не можем приглашать суперзвезд, как ЦСКА. Мы ищем добротных игроков, которые подходят нам по духу, а не просто хотят заработать.

– К сожалению, в этом сезоне уже нет Зендона Хэмилтона и Игора Миличича. Есть ли перспектива, что мы сможем получить других баскетболистов такого же уровня?

– Не такого же, а даже выше. Сейчас идут переговоры с агентами. Не хочу пока называть фамилии, чтобы не сглазить.

– Хэмилтон ушел из «Енисея» по финансовой причине или были другие проблемы?

– Других проблем не было. После того как мы совершили подвиг, сохранив место в Суперлиге, все игроки сплотились. Приятно было на это смотреть, и я сказал Зендону: «У нас нет русских, сербов, американцев. Есть игроки команды «Енисей». Просто Хэмилтону предложили во Владивостоке очень хороший контракт. Почти в три раза больше, чем он получал у нас. Мы считаем, что эта цена немножко завышена, но во Владивостоке свои параметры бюджета.

– Обратимся к статистике. «Енисей» провел 20 встреч без одного из своих основных центровых и все 20 проиграл. Зато из 12 встреч, в которых они выступали оба, выиграл 7. Это случайность или закономерность?

– Это не случайность. Отсутствие одного из них морально давило на команду. Хэмилтон был для нас ценен в силу стабильного броска. Он мог забить и побороться за мяч. Так же для нас ценен и Беляев, который может отзащищаться, подстраховать, продавить и забить. Если он в форме – это крепкий добротный игрок. Когда мы оставались без центровых, тяжело было навязывать борьбу сопернику.

– Вы уверены, что потеря Хэмилтона не будет для команды губительной?

– Время покажет, но я надеюсь, что мы купим баскетболистов, которые сыграют лучше. Мы знаем сильные и слабые стороны Хэмилтона и рассчитываем, что новый центровой сможет усилить команду. Хотя совсем не просто заполучить игроков в Сибирь. Приходится очень долго вести переговоры. Всю прошлую неделю я вел переписку с американским агентом до 4–5 утра по красноярскому времени. Согласовали все, вплоть до цвета шнурков, в которых он будет играть. Но в концовке игрок принял решение поехать в другую страну.

– Перекупили?

– Нет, мы предлагали ему такие же условия. Даже немножко лучше.

– С Хэмилтоном все ясно, но почему Крылов уехал в Саранск? – У нас был долгий процесс выбора тренера и долгое согласование бюджета. Только 28 августа комиссия горсовета проголосовала за увеличение сметы. Крылов испугался, что может остаться без команды, и принял решение уехать в Суперлигу «Б». Остальные игроки поверили мне на слово, что все проблемы будут решены.

Разность менталитетов

– Наверное, рано говорить о готовности к новому сезону, но если сравнить с этим же периодом прошлого года, больше плюсов или минусов?

– Пока мне сложно сказать. Я был занят бюджетом, переговорами плюс пришлось поменять два иностранных сбора, а это очень рискованно.

– Почему же поменяли?

– Решается вопрос о финансировании команды. Бюджет – 172 млн, а тут звонок из Литвы: «Цены на гостиницу поднялись на 2 евро». Я говорю: «Не приставайте ко мне со всякой ерундой». Когда через 10 дней дошли руки до организации сборов, узнаю: в Литве решили, будто для нас это дорого, и сдали зал другой команде. Пришлось с ходу менять страну. Спасибо сербам, которые работают агентами игроков: познакомили меня с нужными людьми в Хорватии. Вроде бы, тьфу-тьфу-тьфу, всё срослось.

– В прошлом году «Енисей» хорошо начинал, но зачастую сдавал к концу игры. Это болезнь роста или просчеты в подготовке?

– Думаю, в первую очередь это связано с психологией. Приезжает ЦСКА –очень сильный раздражитель. Показатель возбуждения у игроков в два раза выше, чем был в Суперлиге «Б». Но чем выше процесс возбуждения, тем скорее наступит торможение. Игроки в азарте проводили 20 минут, а когда уходили в раздевалку, начинался спад. Я сомневаюсь, что физически наши ребята кому-то уступали. Свою роль сыграло отсутствие опыта и большое желание показать, что мы не лохи. Вспомните, в Суперлиге «Б» они проигрывали 16 очков за 2,5 минуты до конца, но, включив резервы, побеждали. Здесь иная динамика. Суперлига «А» дала нам большой опыт по распределению сил, и решающие встречи в Новосибирске и Питере мы выиграли.

– В прошлом сезоне скандалы сотрясали разные красноярские команды: «Строитель», «Металлург», «Шелен». Как вам удалось сохранить нормальный микроклимат?

– Когда начались эти потрясения, ко мне подошли практически все основные игроки: «Владимир Владимирович, что-то нас пугает эта ситуация. Мы знаем, что в «Шелене» не получают деньги. Неужели и нас коснется?» Я обратился с просьбой к высшему руководству города и края, чтобы нам дали закончить сезон. Пусть потом будут проверки, революции, а пока команда должна чувствовать себя спокойно. Александр Новак заверил меня: пока не закончится сезон, никаких проверок в клубе не будет.

– Проблемы «Шелена» и «Металлурга» были связаны со слабой игрой, но вы-то – герои.

– Это в конце, а в середине сезона было столько разговоров, что нужно менять тренера, и я благодарен мудрости руководства. Когда разговоров стало особенно много, меня вызвали на самый «верх» и спросили: «Что будем делать?» – «Давайте доживем сезон, гарантирую: всё будет нормально». Я очень рад, что мне поверили игроки, администрация клуба и самое высокое начальство. Поверили на слово.

На общественных началах

– Хорошо, когда верит высокое начальство, но вот начальник Красспорта Сергей Кочан, похоже, не очень вам доверят. Закончив преобразования в «Строителе» и «Шелене», которые обернулись для команд потерей спонсоров, он взялся за БК «Енисей». Еще зимой возмущался, что вы занимаете две должности. Никак хотел освободить место директора для своего человека?

– В прошлом году я вошел в историю, как единственный тренер в России, работавший в профессиональном клубе на общественных началах. Когда мы выиграли Суперлигу «Б», Сергей Владимирович сказал мне: «Я все понимаю, но есть инструкция, и мы не можем ее нарушать». Я не хочу сказать, что он сделал это намеренно: есть Бюджетный кодекс, который с каждым годом ужесточается. Поверьте, очень тяжело работать директором клуба в бюджетных рамках. Есть много ограничений, которые, возможно, подходят для медицины, но совершенно не подходят для спорта. Здесь всё в секунду может поменяться, а я не могу профинансировать то одно, то другое. Руководствуясь положениями и регламентами, которые спускаются сверху, он сказал мне: «Ты не можешь совмещать две должности». В идеале, конечно же, такого не должно быть, но мне и игрокам так удобнее. Не нужно ждать приема у директора, мы прямо на тренировке обсуждали вопросы, и всё решалось просто и быстро. Конечно, мне повезло, что в нашем клубе работают одни из самых лучших специалистов-игровиков, и совсем не тяжело было сидеть на двух стульях. За мной стояли 3–4 человека, которые в любой момент могли подстраховать. Никто не видел, никто не знал, а они выполняли 50–70 процентов моей работы. Короче, я попросил дать мне год отработать в Суперлиге «А», чтобы понять, могу я или нет.

– Но вы могли бы и дальше работать тренером, освободив место директора?

– Почему я сделал выбор в пользу директора? Во-первых, мы живем в России, и в любой момент всё может поменяться. Мы понимаем, преобразования коснулись «Шелен» не просто так. Два месяца люди не получали зарплаты. Дай бог, чтобы у них всё наладилось. В «Енисей» я приглашал почти всех ребят лично, и моё слово было для них гарантией, что контракт будет выполнен. Только 3 сентября будет подписан бюджет, но команда на себе этого не чувствует. По большому счету я никогда не придавал значения подписанию контрактов. Мы разговариваем с игроком, жмем руки, и это является самым главным. Конечно, я обязан все оформлять, в соответствие с законами и нормативными актами, но это уже формальность. Если человек хорошо играет, по ходу сезона у него может увеличиться зарплата.

– А как же контракт?

– К нему всегда можно сделать дополнение. Конечно, есть финансовые возможности, и я не могу увеличить выплаты, допустим, в три раза, но в пределах возможного добавляю. Сегодня у меня такие договоренности с пятью игроками.

Шажки к суперклубу

– Чему вас научила Суперлига «А»?

– Получать удовольствие от работы.

– В Суперлиге «Б» были сплошные победы, а в прошлом году – 12 поражений подряд. Какое уж тут удовольствие?

– Когда играешь в лиге «Б», вроде бы всё нормально, но в лиге «А» начинаешь понимать, что такое настоящая игра. Здесь всё совсем другое: и подготовка, и игра, и ее анализ. И скорость принятия решений совершенно другая: на порядок выше. Это же такой драйв! Я никогда не ощущал себя таким счастливым, даже будучи игроком.

– Вы сами подбирали нового тренера. Почему остановили свой выбор на Альгирдасе Бразисе?

– Я всегда просчитываю самый плохой вариант, а по нему можно было пригласить только одного специалиста. Моя позиция была жесткой: тренер приезжает один и сезон работает с местными помощниками. Если мы выполним задачу, контракт будет продлен, и там уже ему решать: оставить их или взять новых. Как только я озвучил первое требование, круг претендентов сузился. Второй момент: ни я, ни мой тренерский штаб не говорим по-английски, значит, нам нужен русскоговорящий тренер. С каждым кандидатом я встречался лично. Бразис расспрашивал о Красноярске, об игроках… Мы просидели с ним 6,5 часов. Я всё ждал, когда он спросит про контракт, а он: «Меня всё удовлетворяет» – «А контракт?» – «Обсудим позже. Главное я понял».

– С Бразисом легко работать?

– По крайней мере, пока. Боюсь сглазить.

– Что будет, если БК «Енисей» не выполнит задачу?

– Я хочу, чтобы баскетбол в Красноярске был всегда, и отрицательный результат не стал для нас катастрофой. Новосибирск потерял место в лиге «А», но там никто и не думает распускать команду. Наоборот, в нее вдыхают новую жизнь: покупают игроков хорошего уровня и собираются на следующий год возвращаться.

– Какими вы видите перспективы «Енисея»?

– Перспективы – это развитие клуба. Поверьте, становление дается очень тяжело. Сегодня мы сделали маленький шажочек: купили машину по производству льда, чтобы игроки могли охлаждать суставы не аптекарской грелкой. Вот такими шажками мы потихоньку двигаемся вперед. Впереди – огромный пласт работы, но я верю, у нас будет суперклуб, и он станет чемпионом России. Это моя мечта. Пока я здесь, буду ее осуществлять.

Евгений Кутаков