Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Шок
 
Тень Великой Депрессии

Россиянин, меряющий глубину кризисов спросом на соль и спички, может пока ничего не заметить. Алан Гринспен между тем говорит о событиях, «происходящих раз в сто лет». Скупать пресловутые спички пока еще рановато, но многолетний глава ФРС, увы, прав. Перед нами – редкое зрелище.

«Босс умер»

В сентябре крупнейшие инвестиционные банки США впали в кому. Либо обанкрочены, либо поглощены и переварены, либо попросили считать их «просто коммерческими». Казалось бы, что нам до Lehman Brothers Holdings, Bear Stearns, Merrill Lynch, Goldman Sachs, Morgan Stanley? Где мы и где «они»? Но прежде чем мерить расстояние от них и до нас, спросим себя – а кто они такие вообще? «В чем сила мира, брат?» Так вот, сила этого мира – в инвестиционном банкинге. Это если и не «мировое правительство», то близко. Именно инвестиционные банкиры двигают мир. Именно из их кабинетов тянется «невидимая рука рынка», воспетая Адамом Смитом. В капитализме рулит даже не тот, у кого много денег, а тот, кто решает, куда вообще пойдут деньги (не обязательно свои). Именно это – инвестиционный банкинг. Куда вложить триллион долларов – в «нанотехнологии», «продление жизни» или «новую энергетику»? Решают инвестбанкиры. Какая экономика перспективнее – российская, китайская или бразильская? Куда в этом году придет лишние двести миллиардов, а откуда уйдет? Вопрос опять-таки к ним.

То есть в глобальном офисе мировой экономики была дверь, на которой висела табличка – «Тут сидят главные парни». И вот на той же самой двери табличка меняется – «Осторожно: труп». Сотню лет были «главные парни», в сентябре 2008 года – «труп». Парни-то, может быть, и двинули прочь с огромными чемоданами, как физические именно лица… Но миру то придется жить с табличкой. Действительно, такое – раз в сто лет. К последствиям для РФ еще перейдем, пока же помедитируем над мировой картой. Такое ощущение, что все должны всем. Рядовые кредиторы, обломав розовые мечты на ипотеке, кинули коммерческие банки, те пошли в страховые компании (плотно переплетенные с бизнесом крупнейших инвестбанкиров), те сказали: «Нас нету». При этом до самого долга – непосредственно самого государства США – еще не дошло. То есть вопрос, на кого повесить главные триллионы главного долга, – все еще в мировой повестке. Эту повестку собой определяя.

Можно объявить дефолт государства США. Это фактический кидок мировых финансов, тех самых, что имеют самих США страной базирования (и через Уолл-стрит рулят демократической партией). Но это и конец самих США как мировой державы, прежде всего – конец мировой валюте доллар. Можно урезать потребление в самих США: хотя бы раза в два. Народ, привыкший считать каждый доллар, придется умиротворять водометами, местами переходящими в пулеметы. Наконец, можно сорваться в гиперинфляцию. Покрывая и госдолг, и долги системообразующих компаний печатным станком. Это тоже кидок (любой вариант сейчас – кидок кого-либо, вот что важно). Но это кидание всего остального человечества. Могут и возмутиться: «да пошли вы с вашим долларом». У нас есть свое замечательное евро, родимый юань и т. д. Вот тут начнется самое интересное.

Игра ва-банк

Стагнация мировой экономике обеспечена, но это как минимум. Табличка, извещающая о смерти инвестбанкиров, намекает всем оставшемся, что масштабных инвестпроектов не предвидится. Некому их двигать. И как бы не на что. Но не светит ли чего и похуже? На США, как сказано, огромный долг. И собственной ФРС должны, и Китаю, и черту с дьяволом. Стоит ли радоваться – имея такого должника? Представьте, что вы играете в карты на пустыре с профессиональным убийцей. И вот вы выиграли все его деньги, вот он поставил на кон свою машину и проиграл, вот он проиграл вам дом. С каждой минутой – приближается богатство, ага? Или кое-что иное? Может, следовало бежать, увидев такое добро на кону? США – мировой должник, без пяти минут крупнейший банкрот, но у США крупнейшая армия мира. Собственно, занимали на авианосцы. Экономически США не сломают ни Китай, ни Европу. Последним аргументом остается то самое, на что занимали. Президент Маккейн пойдет на войну, потому что это настоящий американец, патриот а-ля Рейган. Тот, помнится, говорил: пусть лучше умрет весь мир, чем Америка впадет в ничтожество. Обама пойдет на войну, чтобы поджечь склад, и, пока горит, друзья перетащат кассу в иное место (некогда мировые финансы слили Англию, выбрав себе резиденцией XX века США – почему бы им еще раз не подумать? Рулить миром можно из Лондона, из Гонконга, с яхты в Тихом океане).

Что нам, россиянам, с того? Нам – все плохо. Маккейн и Обама будут не любить Россию, хотя и каждый по-своему. Но какая разница поросенку, режут его на шашлык или из идейных соображений? Что касается самих США, то простым гражданам, видимо, лучше Маккейн. Этот готов слить все, кроме США. Обама просто готов на все. Но самые простые граждане, то есть цветные, молодежь, женщины – за Обаму. Не странные ли вообще кандидаты? Полунегр и пенсионер, как говорят, больной раком? В Америке – нет более внушительных политиков? А может, никто не хочет? Входить в историю в 2008 году, зная, что в этой истории предстоит? Может быть, негр-президент нужен специально – чтобы снять с пособий цветное население? Ну то есть белого обвинят в расизме, а «своего» хотя бы не убьют. А белые граждане – спишут всю депрессию на «выродка»? А лучше всех мировую войну начнет тот, кто не доживет до ее конца? Рак как плюс? Что же предстоит Америке, если она готовится выбирать – из двух камикадзе?

Когда накатит

Теперь к России. Федеральные СМИ пестрят заголовками типа «Волны мирового кризиса разбились о Россию». Простите, они до нас еще даже не докатились. А девятого вала не было нигде, включая и США. Что значит – волна докатится? У нас корпоративный долг перед Западом почти полтриллиона долларов. Банки кредитуют население и бизнес, но сами в долгах как в шелках. Причем они кредитуют в длинную, а сами занимают в короткую. Тот же ипотечный кредит на десятилетие как минимум, но чтобы его дать, банкиры занимали на Западе, скажем, на год. И чтобы расплатиться – перед Западом же – надо перекредитоваться. У него же. А там кризис ликвидности. Там больше никто не даст. «У нас самих нету».

Российские банки оказываются между молотом неплатежей внутри страны и наковальней отсутствия кредита на Западе. Радостно набрав потребительских кредитов и вляпавшись в ипотеку, российское население все хуже по ним платит. И взять с них, сирых, нечего. Ответ банкиров известен и неизбежен – заставить хороших заемщиков платить за плохих. Поднять ставки по всем кредитам, во-первых. Перестать давать кредиты кому попало, отнеся к категории «кто попало» практически все население. Логика будет «спасайся кто может», но все не смогут. Впору ставить вопрос, кто из банков переживет лихую годину. Проще будет тем, у кого лучше с собственным капиталом. А еще проще будет тем, кому помогут. Государство показало в сентябре, что готово спасать финансовые институты. За счет резервов ли, за счет инфляции, но готово. Но всех ли? Или только «системообразующих»? А кто относится к таковым – решать первым лицам системы? Есть поговорка, что «все болезни – от нервов». Согласимся, что если не все, то многие. Финансы – те же нервы. С их расстройства начались в России события и 1917–1922 гг. и 1989–1993 гг., не говоря уж о такой мелочи, как 1998 год.

Так где же – следствия простым людям, без которых кризис не кризис? Ипотечные программы перестают быть массовыми, впрочем, так и не успев ими стать. Любители рискованных игр уже погорели на бирже – хана подкрадывается к любителям старого доброго депозита. Известно, что «вклады застрахованы». Ладно, когда депозиты под ударом у 10 тысяч человек, а если у 10 миллионов? Государство, выступающее страховщиком, конечно, «обязано». Но какая, не дай бог, случится очередь? Паралич финансовой системы – это, ко всему прочему, торможение производства и, значит, реальных доходов. На фоне, как правило, разгона инфляции и безработицы. И на вопрос, в каких активах лучше хранить деньгу, экономисты все чаще дают немного странный ответ – «держаться за свое рабочее место». Оптимисты, впрочем, добавляют: на дне рынка выгодно скупать акции и пифовские паи. Как это было выгодно в 1999 году. Пессимисты не спорят, что «дно рынка» для инвестора золотое. Просто пессимисты сомневаются, что мы до него достали.

Александр Силаев

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
Крупный пожар произошел в офисном здании в Норильске, никто не пострадал
Далее...
 
Четыре человека ранены в перестрелке в норильском кафе
Далее...
 
Школьников в Красноярске заставят пить молоко
Далее...
 
На краевой трассе водитель сбил пешехода
Далее...
 
В месяц житель Красноярского края тратит на себя чуть более двенадцати тысяч рублей
Далее...
 
Сергей Гуров рассказал, почему оставил пост министра
Далее...
 
Двадцать студентов СФУ получат стипендии фонда Потанина
Далее...
 
Прохоров в предвыборную кампанию «отбил» у своих соперников 40 процентов голосов
Далее...
 
Группа «The Korea» оценит красноярских музыкантов на «Живом звуке»
Далее...
 
Свой флаг появился у Ачинского района
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: