Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Интервью
 
Евгений Стригин: «Писатель – человек малозаметный»

Евгений Стригин – давно писатель, но как истинный разведчик в отставке больше говорил о героях своих книг, чем о себе. Я сбивалась то на Березовского, то на Горбачева, то еще на кого-нибудь, Евгений Михайлович не сердился. И во многом остался «терра инкогнита», но эта роль, похоже, ему нравится. Во всяком случае, хороший повод встретиться в будущем. Ну, например, когда выйдет его книга о Китае.

Евгений Стригин

– Я еще не решил, как она будет называться – «Желтая опасность» или «Восточный фронт». Книга, скорее, не о Китае, а о той опасности, которую таит в себе китаизация нашего Дальнего Востока.

– Все так серьезно?

– Во всяком случае, я думаю так.

К депутату внимания больше

– Евгений Михайлович, вы человек, избалованный вниманием прессы. Вам это льстит?

– Ваше внимание – не редкость. Но, уж точно, я им не избалован. Журналисты испытывали к моей персоне гораздо больший интерес, когда я был депутатом городского Совета и председателем комиссии. Но с тех пор прошло много времени, и я не депутат, а писатель.

– А писатель, выходит, меньше вызывает интереса у СМИ?

– У СМИ – меньше, зато у читателей – больше.

– Неужели письма пишут?

– Конечно. Но писательство в современном мире – все-таки деятельность, по сравнению с деятельностью того же политика, малозаметная. А письма пишут, особенно после публикации очередной книги.

– Самый жгучий интерес когда-то вызвала ваша книга «Прерванный полет Александра Лебедя». О продолжении не думали?

– По секрету скажу, что существует договоренность с московскими издательствами о второй книге об Александре Ивановиче, которая будет посвящена обстоятельствам гибели губернатора. В предыдущей книге я вскользь коснулся этой темы. Теперь появилась новая, очень интересная информация, а вместе с нею повод более подробно поговорить об этом.

– Интересную информацию предоставили какие-то конкретные люди?

– Было и такое. Но главный источник все-таки иной. Информация имеет уникальное свойство накапливаться, в конце концов, из количества перерастать в качество. Теперь, когда это случилось, я работаю «мозаистом»: по отдельным фрагментам, кусочкам, обрывкам собираю цельную картину события.

– Получается?

– Это похоже на детскую игрушку, когда картинка известна заранее, осталось только определить правильное место для каждого из кусочков, чтобы мозаика сложилась. Могу сказать, что все кусочки собраны.

Пишу продолжение книги о Лебеде

– Мне казалось, что жизнь и смерть генерала Лебедя больше никого не интересуют. А вы вторую книгу собрались писать.

– Вы не правы. Александр Лебедь и кроме него еще два-три сюжета до сих пор привлекают московских издателей к Красноярскому краю. Но на этом интерес действительно заканчивается.

– То есть – обычная конъюнктура?

– Ни в коем случае. Я – не коммерческий писатель, может быть, потому, что пишу только то, что хочу, сверяя свои желания с читательской аудиторией.

– Вы были знакомы с Александром Ивановичем?

– Был. Он производил впечатление сложного человека. И умел добиваться цели любой ценой. Вопрос цены его никогда не интересовал. Лебедь был из той породы, кто не обращал внимания на щепки при рубке леса. Никто не знал, как он себя поведет в той или иной ситуации. Для оппонентов был плохо предсказуем.

– Какое губительное качество для политической карьеры!

– Для любой карьеры. Но для политической – особенно.

– Евгений Михайлович, а вы не боитесь поворотов в жизни? Подполковник ФСБ, депутат, теперь – писатель. Очень разные занятия.

– Мне всегда нравилось разнообразие. Но чтобы делать такие повороты, кроме решительности необходима расчетливость. Я – человек расчетливый.

И потом, изменить жизнь – только в первый раз сложно. Второй, третий – уже нравится. К тому же без порции адреналина жизнь превращается в скучное существование. У меня брат точно такой же! Не один раз все начинал с нуля.

Другая жизнь

– Так у вас это семейное?

– Наш отец – Михаил Филиппович Стригин – был сама стабильность. Тридцать два года директорствовал в одной школе.

– И эта школа, знаю, носит его имя?

– Отца очень уважали. Со дня его смерти прошло уже десять лет, а мне до сих пор, узнавая, что я сын «того самого Михаила Филипповича», говорят комплименты, и они настоящие, потому что предназначены человеку, которого уже нет.

– А когда комплименты предназначены вам?

– Отношусь к ним с большой осторожностью. Поскольку комплимент – это один из способов расположить человека к себе. А стоит ли за ним правда? Чаще – нет.

– Это всего лишь вопрос искренности – для одних. И этикета – для других.

– Наверное, так.

– Что из прошлой жизни в ФСБ пригодилось вам в нынешней жизни писателя?

– Я ее увидел с другой стороны.

– С другой – это с какой?

– С той, которую почти никто не знает. Я вижу, что стоит за тем или иным событием. Знаю работу спецслужб, и потому не люблю читать книги о нас: почти всегда это или романтические слюни о разведке, или клевета.

– Отбросим и первое, и второе, что останется?

– Тяжелая рутинная работа. Красивые, эффектные результаты в ней бывают реже, чем показывают в фильмах. И порой неожиданно.

Я однажды шел на обыск, будучи совершенно уверенным, что мы с напарником в этой квартире ничего не найдем, хотя квартирка была – известная. Просто прятать в ней что-то было глупо. Предвидя, что обыск будет пустой формальностью, я даже билет в театр купил на этот вечер.

– Билет пропал?

– Мы нашли три тысячи поддельных печатей государственных органов и крупных коммерческих структур, изготовленных для организованной преступной группы! Домой пришел только утром. Фотографии найденных печатей собирались отправить в музей ФСБ. Может, и отправили.

Мне однажды снился Путин

– Я знаю, что у вас есть книга о Владимире Владимировиче Путине.

– Мы, кстати, родились в один день. Только он на год старше.

– Приходилось встречаться?

– Нет. А книга о том, как Путин пришел к власти, о событиях 99-го–2000 года, когда Борис Ельцин, оставшись, по сути, один, сделал выбор в его пользу.

– События эти, за давностью времен, сейчас кажутся почти летописными. И все-таки, как думаете, Борис Николаевич в состоянии был тогда выбирать? Или все-таки выбор был сделан методом тыка?

– Методом тыка, однозначно. Точно так же до этого был выбран забытый ныне Степашин. Но он быстро разонравился и был убран.

Когда Владимир Владимирович был назначен премьер-министром, разве кто-то думал, что это – всерьез и надолго? В одной из своих книг я описал забавный случай, который произошел со мной в те годы. В 1999 году я приехал по делам в Москву. И вот сплю в гостинице «Россия», и снится мне сон, сидим мы с Путиным, и он мне вдруг говорит: «Женя, ты – мой лучший друг. Ты – вообще мой самый лучший друг». Я проснулся и думаю: к чему бы это? А он вскоре стал президентом.

– Вот бы Путину рассказать – при случае.

– Я рассказывал этот сон бывшему руководителю КГБ РСФСР Иваненко, когда он прилетал в Красноярск. Посмеялись.

– Кроме снов, откуда сюжеты книг черпаете, Евгений Михайлович?

– Ну, такие сны – редкость. Сюжеты под ногами валяются! Вот сейчас отправил в Москву рукопись книги «Березовский, Лондонский штаб». Это действительно заказ одного из московских издательств. Они посчитали, что книга о Березовском должна хорошо пойти. Я долго изучал эту фигуру и, может быть, впервые, попытался сделать прогноз: что можно ожидать от Березовского? Какой будет политическая борьба в стране?

– Вы предполагаете, что у нас будет какая-то политическая борьба?

– Я впервые в книге делаю прогноз на будущее. Понимаете, любая книга всегда немного о прошлом. Об этом и писать легче, а вот прогнозировать – сложнее.

– Главное, рискованнее. Как вы вообще взяли на себя смелость сделать это в отношении такой фигуры, как Борис Абрамович Березовский?

– Когда напишешь пятнадцать книг в жанре политического расследования, становишься смелым.

Березовский – талантливый политик, обладающий к тому же огромной изобретательностью и пробивной силой.

«Как денди лондонский…»

– Внешность его подводит. Никакой харизмы.

– И он это знает. Поэтому не претендует на роль символа или знамени, предпочитая быть кукловодом в тени.

– Послушайте, а почему его «заграница» нам не выдает? По слухам, к нему накопилось много претензий.

– Да потому что не нужен! Когда срочно понадобился Анатолий Быков, получили же!

– Евгений Михайлович, вы за какой срок написали книгу о Березовском?

– Любая книга должна писаться не более чем за месяц. Это необходимое условие издателя: заполучить труд автора как можно скорее.

Для меня писательство – хобби, а не зарабатывание денег.

Это, кстати, плохая черта, если хочешь состояться как коммерчески успешный автор.

– А вам хотелось бы однажды проснуться знаменитым на всю страну?

– Конечно. Но я не настолько амбициозен, чтобы устраивать скандалы или писать книги скандального характера, намеренно подтасовывая факты.

У меня есть определенные принципы, которые не позволяют идти таким путем. Для коммерческого успеха вредно, чтобы написанное соответствовало правде. Если я когда-нибудь и проснусь сильно знаменитым, это будет не завтра.

Женский взгляд не помешает

– Но бросать это неблагодарное занятие вы не собираетесь?

– В ближайшие годы – нет. Но, я думаю, повороты в моей жизни еще будут. Сейчас вместе с несколькими друзьями, например, работаю над диском «Сто творческих женщин Красноярска». Проект почти завершен, диск выйдет в ближайшее время. И вы увидите, сколько талантливых поэтесс, художниц, писательниц живет в Красноярске и в крае.

Мы собрали огромный объем прозы, поэзии, которые нигде ранее не издавались. Только одних песен на диске семьдесят! А судьбы какие встречаются!

– Вас поразила какая-то женская судьба особенно?

– Самое интересное, во время работы над этим проектом мне захотелось взглянуть на мир глазами женщины. Чтобы понять мир, недостаточно одного мужского взгляда. Мир – объемен. И если в нем уживаются столь разные существа, как мужчина и женщина, оба интересны и нужны миру, значит, надо пытаться увидеть его глазами «половины».

– Евгений Михайлович, как вы думаете, что вы увидели бы, если смогли бы посмотреть на мир нашими глазами?

– В том-то и дело, что я не знаю. Но абсолютно уверен, что стал бы на порядок умнее! Женский ум прозорливее мужского.

– Это комплимент?

– Если и комплимент, то из разряда искренних.

Светлана Вахтангишвили

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
В Красноярске состоится пикет против абортов
Далее...
 
Житель Абакана обнаружил у себя во дворе скелет
Далее...
 
В Балахте всю ночь искали мальчика, заигравшегося у знакомых
Далее...
 
Губернатор и председатель заксобрания Красноярского края приняли участие в голосовании
Далее...
 
Более трехсот дорожных знаков появится на трассах края в 2012 году
Далее...
 
Память жертв политических репрессий почтут в Красноярске
Далее...
 
Прохоров предложил альтернативным кандидатам на пост мэра Красноярска объединиться
Далее...
 
Красноярцев предупредили о возможной грозе
Далее...
 
Задержан аферист, похищавший стройматериалы
Далее...
 
В Красноярске открылась IX музейная биеннале
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: