Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Интервью
 
Сергей Бобров: «Готов взяться и за оперу»

У главного балетмейстера Красноярского театра оперы и балета Сергея Боброва давние связи с Большим театром – когда-то он сам танцевал главные партии на его сцене. А сегодня солисты ведущего театра страны охотно приезжают танцевать в постановках Боброва. Их можно будет увидеть сразу в нескольких спектаклях на фестивале «Звезды Большого балета».

Сергей Бобров– Сергей Рудольфович, солисты Большого театра, похоже, стали желанными гостями в Красноярске?

– Наше счастье, что есть такая возможность! Здесь, конечно, сказываются и дружеские контакты, и взаимный интерес. Надежда Грачева и Марк Перетокин в прошлом году с удовольствием исполняли с нами на гастролях в Мексике «Баядерку» и «Спящую красавицу». После этого Надя приезжала танцевать здесь «Лебединое озеро». Марк тоже не впервые в Красноярске – танцевал на премьере «Царь-рыбы», год назад у него прошел здесь творческий вечер с Ниной Семизоровой. На фестиваль приехали новые артисты – например, Мария Аллаш. Есть планы и на следующий сезон.

– Ваша жена, солистка Большого Анна Ребецкая, занята у вас только в «Ромео и Джульетте»?

– Пока что да, но, думаю, будет задействована и в других. У нее очень достойный уровень. На фестивале «Золотая маска» критик Ольга Гердт даже сравнила ее с Александрой Ферри – а это лучшая Джульетта за последние 15 лет.

– На фестивале вы также представите премьеру «Жизели». А как же обещанная на конец сезона «Снегурочка»?

– Из-за фестивальных хлопот я просто физически не успел ее закончить. Но она по-прежнему в планах, кое-что мы уже начали репетировать.

Что касается «Жизели», в Красноярске она прежде шла, но показывать ее за границей в той версии было бы просто катастрофой – настолько спектакль был невнятный. Когда к очередным гастролям в Англии заказали «Жизель», пришлось срочно делать редакцию. Я постарался подготовить вариант, приближенный к тому, что идет в Большом театре. Классическая постановка в редакции Лавровского плюс мои небольшие коррективы с учетом специфики нашей труппы. Надеюсь, новая версия будет интересна и красноярской публике.

– У гала-концерта фестиваля такое изысканное название – «Царская ложа»…

– Оно отражает то, что вы увидите на сцене: декорации будут выстроены в виде классического императорского оперного театра – с балконами, свечами, портьерами, колоннами. И внутри этого пространства можно будет менять декорации, чтобы показывать фрагменты из разных спектаклей.

– Чем удивите?

– Хочу сделать условно сквозное действие, в котором оперные и балетные номера будут состыкованы между собой. Даже во фрагменте из балета «Кармен» оперные артисты будут петь вживую, и одновременно у нас на сцене произойдет два убийства – оперной и балетной Кармен. Перетокин с Грачевой станцуют очень известное гордеевское танго – наши зрители его еще не видели, очень эффектный номер. Репетируем «Половецкие пляски» из «Князя Игоря». Плюс будут какие-то шлягерные выжимки из оперных и балетных спектаклей. Собственно говоря, этим гала-концертом я хочу открыть в театре постоянную рубрику.

– Как часто обещаете презентовать подобные программы?

– Если публика их полюбит – два раза в месяц. Причем каждая «Царская ложа» будет премьерой. В ее рамках на открытии фестиваля Шостаковича в начале ноября покажем две сюиты – из «Хованщины» и «Бориса Годунова». В конце ноября у нас выступят Наталья Чеховская и Василий Полушин – причем не в концертных номерах, а в спектаклях. Внутри проекта также будем проводить творческие вечера, бенефисы. В декабре намечен концерт из трех отделений: сюита из «Бал-маскарада» Верди, сюита из «Пиковой дамы» Чайковского в концертном исполнении и «Половецкие пляски».

– Вы, никак, собираетесь объединить оперную и балетную труппы?

– Балет уже доказал свою востребованность, так пусть и опера плодотворно работает – что в этом плохого?

– Но откуда вдруг такой интерес к опере у вас, главного балетмейстера?

– Вы знаете, он был у меня всегда. Но сначала нужно было наладить процесс гастролей – без них нет театра. Когда я пришел, в балете было всего 25 человек. Сейчас их уже 75, скоро доведем до сотни. Например, в этом году приехала девочка из Перми, вскоре к нам присоединятся еще десять артистов из Нижегородского театра оперы и балета. Но уже сейчас, когда часть труппы уезжает на гастроли, здесь остается полноценный репертуар – ведущих солистов у нас не меньше, чем в Большом театре. Некоторые спектакли – «Щелкунчик», «Лебединое озеро» – дублированы по декорациям, можем показывать их в двух местах одновременно. То же самое нужно сделать и с оперой.

– То есть фундамент установлен, появилась возможность заняться и другими проектами?

– Устанавливается, близко к тому. Например, если я лично поручусь за качество оперных спектаклей «Тоска» и «Мадам Баттерфляй», англичане готовы пригласить их на гастроли – на пятьдесят показов! Так что сейчас нужно довести их до ума – освежить костюмы, декорации, посмотреть, на каком уровне работают певцы. Главное – восстановить прочную базу, а потом уже можно будет и о гастролях подумать. 1 августа мы выходим из отпуска и готовимся к новому сезону.

– Помимо продвижения проекта «Царская ложа», что еще планируете в нем представить?

– Об этом пока что еще рано говорить. В январе 80-летие моего учителя Юрия Григоровича. И одновременно юбилей еще одного выдающегося хореографа, Мориса Бежара – он родился в тот же день, месяц и год, что и Григорович, только раньше его на два часа. Хотелось бы это как-то отметить. Во всяком случае, с Юрием Николаевичем попытаюсь договориться – его приезд стал бы событием для Красноярска.

Но о грядущих постановках не хотелось бы раньше времени особо распространяться. Нам предложили поставить детские спектакли «Том Сойер» и «Кот в сапогах», но пока что все упирается в деньги. Есть идея совместной работы с Ансамблем танца Сибири. Это спектакль «Грезы любви», его поставила в Нижнем Новгороде хореограф Алла Сигалова на музыку разных танго, а декорации и костюмы к нему были изготовлены художником из Парижа, продюсер – американец. Помимо «Снегурочки» у меня также есть идея параллельного балета, мы будет делать его с художником Статс-оперы из Берлина. Название пока что озвучивать не хочу. Каждая новая работа – загадка, это неизменный риск. Поэтому стараюсь не форсировать события.

– Оперные гастроли пока что в перспективе, а как насчет балетных?

– 13 августа в составе правительственной делегации везем в Японию «Спящую красавицу», покажем два спектакля в городе Таяма. В октябре мы должны поехать с «Ромео» в Мексику на фестиваль «Тамаулипас» – он проходит в пяти городах страны. А зимой вывезем в Англию три балета Чайковского – «Щелкунчика», «Лебединое озеро» и «Спящую красавицу».

– Судя по основательности ваших планов, Сергей Рудольфович, ваше назначение на должность художественного руководителя театра – вопрос решеный?

– Пока есть устная договоренность с краевым агентством культуры, документально мы это еще не закрепили. Но театр оперы и балета должен быть единым организмом, его нельзя разделять на несколько трупп! А здесь как-то давно сложилось, что каждый сам за себя… В таких условиях просто бесполезно что-то затевать. О чем говорить, если балет «Ромео и Джульетта» за каждый показ собирает больше 200 тысяч рублей, а оперные спектакли – максимум 20 тысяч? Это ненормально, нужно добиться, чтобы все наши постановки были востребованы.

– Кстати, о «Ромео» – как вашу версию восприняла британская публика?

"Ромео и Джульетта"– Мы показали спектакль 45 раз, и везде он прошел на аншлагах. Кстати, мы вывезли нашу постановку ровно спустя пятьдесят лет после первого приезда «Ромео и Джульетты» в Великобританию. В 1956 году партию Джульетты в нем танцевала Галина Уланова – именно с тех гастролей на Западе появился серьезный интерес к Большому театру. На нашу версию критика была ошеломляющая – англичане писали, что Прокофьев и Шекспир были бы горды такой постановкой. Зрители слали нам восторженные письма, задарили подарками… А одна представительница высшего органы страны по культуре сказала, что наш «Ромео» – вообще лучший спектакль балетного сезона в Великобритании.

– Странно, что московские критики на «Золотой маске» его не оценили…

– Оправдываться не хочу, но, думаю, это атака непосредственно на меня. Вы бы видели, как танцевали наши артисты, как они сконцентрировались! После показа был шквал звонков: народные, заслуженные артисты, именитые критики – все поздравляли, говорили, что это потрясающе. Максим Дунаевский, член жюри, высказался в прессе, что это хит, лучший спектакль «Маски». Академик Виктор Владимирович Ванслов, доктор искусствоведения, позвонил лично и сказал, что у нашей труппы – столичный уровень, и это одна из лучших постановок «Ромео», которую он вообще видел. Но как может Большой театр себе позволить, чтобы какой-то Красноярск его «сделал»? Хорошо, что там есть такая мощная пиар-служба, которая умеет лоббировать свои интересы, нам тоже не мешало бы поучиться. (Смеется.)

– А как показался на фестивале балет Эйфмана?

– Очень уважительно отношусь к Борису Яковлевичу, и мне жаль, что я не смог посмотреть его «Анну Каренину» – находился в то время в Англии. Но я знаю его стиль и думаю, что это сильный спектакль. По поводу балета, как я слышал, в жюри шли большие разборки, и за наш спектакль давали много голосов. Но в итоге решили не награждать ни Эйфмана, ни Ратманского (художественный руководитель балетной труппы Большого театра. – Е. К.), ни меня, а дать приз нейтральному спектаклю – это «Сон в летнюю ночь», которому уже тридцать лет. В то время он, возможно, и был каким-то прорывом в искусстве, и его постановщик Джон Ноймайер – выдающийся хореограф, спору нет. Но сейчас это уже откровенно скучный спектакль, Ноймайер просто перенес его на сцену Большого театра.

– Вас не задевает такой расклад?

– Обидно, конечно! Но не только за себя. Премия национальная, но три достойные российские постановки ее не получили. Значит, то, что было сделано тридцать лет назад в Европе, – лучшее, а своего у нас ничего нет?.. Впрочем, чему удивляться, любой конкурс – всегда, в первую очередь, политика.

Досье «ВК»:

Сергей БОБРОВ родился в Москве. В 1981 г. по окончании Московского хореографического училища был приглашен солистом в Большой театр. Танцевал ведущие партии во многих классических и современных балетах, среди них Ротбарт («Лебединое озеро»), Ганс («Жизель»), Болеро («Дон Кихот»), Бирбанто («Корсар»), Сальери («Моцарт и Сальери»), Дон Хуан («Много шума...»), Орест («Электра») и др. В Красноярске поставил балеты «Царь-рыба» (1999), «Дочь Эдипа» («Антигона») и «Контурданс» (2000), «Щелкунчик» и «Кармен» (2001), «Лебединое озеро» (2002), «Дон Кихот» и «Спящая красавица» (2003), «Баядерка» (2004), «Ромео и Джульетта» (2005). С 2003 г. – главный балетмейстер Красноярского театра оперы и балета.

Елена Коновалова

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
Прокуратура нашла незаконное расходование бюджета и сговор
Далее...
 
Дело директора детдома, которая разрешала избивать детей, рассматривает суд
Далее...
 
Алексей Кудрин: Корпорация по Сибири и Дальнему Востоку помешает притоку инвестиций
Далее...
 
Мост через реку Бирюсу откроется сегодня в Красноярском крае
Далее...
 
У красноярцев семь золотых медалей на турнире Академии борьбы Миндиашвили
Далее...
 
Красноярцев научат расписывать пасхальные яйца
Далее...
 
Болельщики ХК «Сокол» смогут выиграть билеты на домашний матч команды
Далее...
 
Жительница Хакасии попала под колеса поезда
Далее...
 
Михаил Прохоров встретится с красноярскими сторонниками в воскресенье
Далее...
 
Все участники дебоша в красноярской школе приговорены к аресту на 11 суток
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: