Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Интервью
 
Игорь Калмыков: «Время покорения природы прошло»

Родители Калмыкова были уверены: разговоры об учебе в Иркутске на охотоведа – юношеская блажь, которая пройдет, как корь.

Мечтали, что сын унаследует профессию отца – станет горным инженером, или на крайний случай – хирургом. Но ошиблись. Время шло, юношеская блажь – охранять природу – окрепла и стала делом жизни Игоря Калмыкова, заместителя директора Саяно-Шушенского биосферного заповедника. В этом году заповедник отмечает тридцатилетний юбилей.

– Игорь, получилось, вы не оправдали родительских надежд. Насколько сегодня сами уверены, что поступили правильно? Профессия охотоведа, конечно, экзотика, но – весьма опасная…

– Небольшой городок Шахтинск в Карагандинской области, где жила моя семья и где мне довелось увидеть свет, полностью оправдывал свое название. Там добывали и добывают уголь, а свечки терриконов – наиглавнейшая деталь пейзажа. Отец – начальник шахты, а значит – человек, причастный к покорению природы. Следовательно, кто-то из семьи должен был встать и на защиту обиженной. Эта роль Господом была уготована мне. И я очень рад, что понял свое предназначение. Сразу после школы поехал в Иркутск, где в сельхозинституте есть знаменитый на всю Россию, а тогда на весь Советский Союз, охотоведческий факультет с его не менее знаменитой дружиной по охране природы имени Улдиса Кнакиса. Улдис – выпускник института, погиб от рук браконьеров. Мы еще в студентах с этой нечистью не боялись бороться. А сейчас это моя обычная работа, которой я занимаюсь скоро как тридцать лет. Начинал в Анадыре, на Чукотке, в областной охотинспекции. В Шушенское приехал несколько лет назад, зашел к Александру Рассолову, директору заповедника. Он сразу же предложил должность начальника опергруппы. С той поры мы вместе, сейчас я его заместитель по общим вопросам.

«Мы остались в девятнадцатом веке»

– В этом году заповедник – юбиляр, тридцать лет со дня основания. Какие у него главные задачи?

– Попытаюсь объять необъятное. Но сначала экскурс в историю. Когда построили ГЭС и в Саянах заплескалось море, все поняли, что нужны долговременные исследования природы в зоне водохранилища. Для решения этой задачи лучше биосферного заповедника придумать ничего нельзя. По идее, мы – заслон для бушующих вне заповедника перемен. Наша задача – дать природе шанс жить по своим естественным законам и правилам. Наш ежегодный свод наблюдений «Летопись природы» – фундаментальный многостраничный труд коллектива заповедника – фиксирует любые природные изменения, анализирует их и дает прогнозы. Правда, эту задачу выполняет несколько научных сотрудников, остальные помогают им по мере своих возможностей и должностных обязанностей. На территории почти в полмиллиона гектаров работает всего 100 человек. А во время перестроечной вакханалии трудилось и того меньше.

Но физическую охрану границ заповедника никто не отменял. Вот это направление наиболее проблемно, потому что браконьеры живут в ХХI веке, а нас, сотрудников, государство оставило в девятнадцатом. Девять кордонов – это старые деревянные домишки, отсутствие надежной связи, транспорта, бесперебойного энергоснабжения. Можно продолжить солидный список того, что должно быть на кордонах, но вряд ли наше московское начальство обратит на это внимание. Ни для кого не секрет, что заповедники финансируются государством едва ли на сорок процентов. Остальное рекомендуют зарабатывать самим. Отсюда самые смешные оклады для смотрителей на кордонах. Хорошо, что Россия все же страна большая и обязательно находятся люди, для которых работа во благо природы – потребность, миссия, предназначение, наконец. Многие служат в заповеднике по десять и более лет, получая гроши. Андрей Созыкин живет на кордоне Голое. Условия – не каждый экстремал выдержит. Домик стоит на воде, на понтоне. Они – моряки поневоле.

Заповедные «оборотни»

– А насколько эффективна в таких условиях охрана заповедника?

– Голь на выдумку хитра, верно? Вот и мы используем в своей работе все, что дает максимальный эффект. Наша охранная служба – это не только смотрители на кордонах (их более 30 человек), но и оперативная группа. Задача сотрудников кордонов – вывести опергруппу на нарушителей. Мы работаем в тесном контакте с охраной других заповедников, граничащих с нашим. (Игорь Калмыков – инициатор создания ассоциации Алтай-Саянского экорегиона, один из разработчиков программы «Ирбис» по охране снежного барса. – Прим. авт.)

Достаточно свежий пример. Повстречались браконьеры, у всех лошади, все вооружены. Мы же пешком. Догнать в горах всадника – дело на сто процентов бесполезное, поэтому воспользовались спутниковой связью, сообщили своим соседям о группе нарушителей, движущихся в их направлении. Там и задержали. Спутниковая связь появилась у нас и в других заповедниках Алтай-Саянского экорегиона только благодаря Всемирному фонду дикой природы. Теперь браконьеры и прочие нарушители опасаются идти напролом. Конечно, приятно, что WWF на это нужное дело деньги нашел, но и обидно, что России такое оказалось не по карману.

Тайга в округе стала пустой, а для диких животных наш заповедник сродни раю. И это привлекает браконьеров, особенно тувинцев, живущих возле границ заповедника, где высочайший уровень безработицы. Они за копейки охотятся на кабаргу – традиционную добычу снежного барса. И нет никакой гарантии, что ради наживы люди не посягнут на ирбиса, которого, по нашим подсчетам, в заповеднике сохранилось около 25 особей.

Понятно, что силами одного заповедника проблему с браконьерством не решить. Тут поле для работы государственных органов, общественности, экологических организаций.

– Игорь, а как избавляетесь от своих «оборотней»? Не секрет, что нечистыми на руку оказываются и сотрудники заповедника.

– Увольняем безжалостно. У нас появилась своя внутренняя служба безопасности. До суда такие дела очень трудно довести, поэтому главная задача – лишить двурушников работы. Несмотря на то что штаты в заповеднике заполнены, все равно – кадровый голод. Специалистов на мизерную зарплату трудно привлечь, условия работы – тяжелые: тайга, морозы, дефицит техники. А вертолеты? На Западе они есть в каждом уважающем себя заповеднике, для нас же просто недоступны.

Как-то в межсезонье, когда на море лед еще тонкий, мы воспользовались услугами катера на воздушной подушке: провели рейд. Улов оказался солидным: 500 петель и две бухты проволоки, другие орудия для браконьерского лова животных. А не представься нам такая возможность, сколько животных погибло бы от рук варваров!

У нас есть и свой катер, но до последнего кордона на водохранилище на нем нужно идти часов двенадцать. Вот тебе и оперативность, вот и фактор внезапности! Проблему технической оснащенности все равно придется решать. Через грантовые ли программы, через спонсорскую помощь, государственное финансирование. Важно, чтобы мы имели технику на порядок лучше, чем у браконьеров. Поэтому и создали ассоциацию заповедников Алтай-Саянского экорегиона. Ассоциация имеет в этом плане более широкие возможности, чем отдельно взятый заповедник.

Листочек березовый

– Игорь, а что можно сказать о влиянии Саяно–Шушенской ГЭС на флору и фауну региона?

– Однозначного ответа нет. Но море – не река. С пуском ГЭС на Енисее на всю экосистему региона перемены свалились колоссальные. Плотина стоит, никуда она не денется, что тоже было бы сродни экологической катастрофе. И, значит, говорить надо о том, что мы имеем сейчас. Конечно, в водохранилище сильно изменился состав рыбы, ценные породы стали редкостью, некоторые вообще исчезли. Потери есть не только в ихтиофауне, но и среди млекопитающихся, растений. Проблема очистки ложа водохранилища за эти десятилетия с мертвой точки не сдвинулась. И Джойская Сосновка, где гниют в воде сотни тысяч кубометров древесины, – более чем наглядный пример нашей экологической несостоятельности. Цивилизация мало продвинулась по пути понимания важности сохранения природы. Россия со своей природой по-прежнему воюет, не понимая, что победа будет пиррова.

– Юбилей – своеобразная точка отсчета, время подведения итогов. Чем может гордиться коллектив заповедника, какие планы строит?

– Если кто бывал у нас в гостях в Шушенском, то знает, что по адресу: Заповедная, 7 стоит двухэтажное офисное здание, где есть не только служебные помещения, но и своя гостиница, свой визит-центр. У нас много специалистов, которые способны выполнять научно-исследовательскую работу.

Недавно по заказу Саянского алюминиевого завода проводили исследования, определяющие степень влияния выбросов СаАЗа на лесные массивы. Александра Евгеньевна Сонникова проводит эту работу, используя очень интересный индикатор – асимметрию березового листа. Т. е. там, где есть выбросы, обязательно присутствует эта аномалия у берез. Работа еще ведется, но то, что она даст в руки инструмент для оценки промышленного воздействия на лесную экосистему, я не сомневаюсь. К чести компании «Русский алюминий», они не жалеют средств для внедрения в производство новейших ресурсосберегающих технологий.

Мы не только занимаемся научной работой, но и думаем о развитии туризма, о масштабном сотрудничестве с различными экологическими фондами для проведения дальнейшего мониторинга снежного барса. Мы должны сохранить уникальный уголок природы и для его обитателей, и для будущих поколений России. И готовы к сотрудничеству со всеми, кому идеи охраны природы близки и понятны.

Татьяна Спожакина

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
Продавец дров ограбил старушку
Далее...
 
Эдхам Акбулатов взял под контроль горячую воду в Советском районе
Далее...
 
Житель Красноярского края получил 16 лет за двойное убийство
Далее...
 
Новый сквер открылся в Советском районе Красноярска
Далее...
 
За попытку сжечь полицейского житель Иланского предстанет перед судом
Далее...
 
Завершена регистрация кандидатов в президенты РФ
Далее...
 
«Белые ленточки» позвали красноярцев на будущий митинг
Далее...
 
Более сорока тысяч рублей отсудил у автоцентра мужчина за плохую обивку автомобиля
Далее...
 
В Богучанском районе приостановлена деятельность взрывоопасного объекта
Далее...
 
Назначен новый главный редактор газеты «Наш Красноярский край»
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: