Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Интервью
 
Валерий Терешкин: «Наверное, я еще чем-то горю, несмотря на возраст»

11 октября «Свободный балет» Валерия Терешкина представит красноярской публике новую программу под названием «Утро. День. Вечер. Ночь». Напрашивается невольная аналогия со временами годами, не так ли? Но лучше не ломать заранее голову над смыслом, а прийти и посмотреть. Как говорит руководитель коллектива, в джазовых композициях названия вообще редко соответствуют содержанию.

– Я сталкивался с названиями, которые просто не поддаются никакому анализу, – смеется Валерий Терешкин. – «Плотность 72,8» – вот о чем это? Не скажу, что джазовый композитор или балетмейстер видит мир извращенно – просто по-своему.

Огонь, оружие и барабаны

– Так в чем же фишка вашего премьерного спектакля, Валерий Борисович?

– Не хотелось бы заранее открывать все секреты – зачем? Но обещаю, что это будет принципиально новое оформление сцены – не привычный портал с задником, а иной объем, пространство. Есть и музыкальные сюрпризы. Например, мы использовали записи Пауло Конте – в Италии он сегодня самый популярный певец. Думаю, публика соскучилась по такому мужскому голосу – бархатному, зрелому.

Много новых блюзов. Я вообще очень люблю блюз, ни одна моя программа не обходится без него. А львиная часть музыкального оформления, больше половины программы, приходится на ударные. Причем они будут звучать как в записи, так и вживую.

– Еще одна дань вашим личным пристрастиям?

– А как же! (Улыбается.) Все-таки в молодости играл на барабанах, даже окончил музыкальное училище по классу ударных. И по сей день из каждой страны, где бываю, привожу всевозможные барабаны – их уже целая коллекция! Вот бубен из Китая, вот рататам из Мексики, а вот джамбо или джамбэй, он из Африки. Кстати, самый дорогой в моем собрании, стоит полтысячи долларов. А уж трещалок всевозможных у меня вообще энное количество.

Люблю не заводские барабаны, а ручной работы, эксклюзивные. Вы знаете, в Нью-Йорке есть магазин ударных инструментов. Это у нас ничего в магазинах нельзя трогать, а у них наоборот – любой может прийти и побарабанить. Представляете, что там творится?! Всякий мужчина любит огонь, оружие и барабаны. И когда приезжаю в Нью-Йорк, первым делом иду туда. Пусть денег, как правило, негусто, все равно стараюсь там что-нибудь приобрести. После чего чувствую себя абсолютно счастливым – поездка прошла не зря!

– А кто будет играть на ударных в вашем спектакле?

– Сами танцовщики. Они даже посещали в Америке мастер-классы афроджаза. Так и должно быть: настоящий африканец танцует так, как играет. Раскрепощен ли он, или, наоборот, жестко собран – это проявляется и в игре, и в танце.

– Чувствуется, неравнодушны вы к африканской музыке, Валерий Борисович!

– Естественно – в Африке корни, истоки джазовой музыки.

– В таком случае могут ли белые танцевать джаз столь же гармонично, как черные?

– Ага, хотите сказать, это как если бы на негра надеть косоворотку и предложить ему станцевать барыню? (Смеется.) Да, вроде бы несопоставимо. И, конечно, если мы будем танцевать афроджаз под барабаны рядом с африканцами, у нас получится по-другому – мы все равно адаптируем эту музыку под себя. Но, тем не менее, считаю, что мы можем танцевать джаз. И ставить его тоже – что, собственно, уже не раз доказали. Победив, в частности, в конкурсе балетмейстеров на Всемирном конгрессе джазового танца в Штатах в 2002 году.

Куда двигаться дальше?

– Кстати, сейчас, спустя несколько лет после победы, когда эмоции давно улеглись, чем можете объяснить успех «Свободного балета» в Америке?

– Наверное, я еще чем-то горю, несмотря на возраст (Валерий Терешкин родился в 1952 г. – Е. К.), есть какой-то спортивный интерес, желание добиться своего – во что бы то ни стало. Но, с другой стороны, был элементарный математический подсчет. В первую поездку мы ничего там не получили, только присматривались. Во вторую уже взяли серебро среди молодых исполнителей, до 21 года. Потом дважды был «Бронзовый Лео», затем «Серебряный» – к золоту мы шли по нарастающей. Я даже специально пропустил один конгресс и поехал туда поработать.

Преподавал у взрослых и детей, ставил фрагменты мюзиклов – чтобы выиграть конкурс балетмейстеров, нужно было понять механику, предугадать, что будет на следующий год злободневно и модно. И, судя по результату, нам это удалось.

– Помнится, по возвращении вы говорили, что у вас появился психологический барьер – куда двигаться дальше?

– Комплексы и сейчас еще не прошли. Чувствую, что от меня ждут чего–то этакого – а чего? И, опять же, все гениальное просто, нужно лишь покопаться в нашем сибирском материале, поискать… Вот это и не дает мне покоя. Есть желание получше узнать Европу. Америку мы уже изведали вдоль и поперек – что и на каких конкурсах показывать. В Европе были только в Германии и во Франции. Сейчас вот поеду в Грецию на разведку. Весной я стал членом танцевального совета ЮНЕСКО, а в конце октября в Афинах, на олимпийском стадионе, пройдет крупный международный танцевальный форум – на него съедутся сильнейшие команды со всего мира, не только джазовые. Конечно, в будущем попасть туда было бы очень заманчиво… Однако сейчас меня больше волнует не участие в конкурсах и фестивалях.

– А что же?

– Хочется быть интересным зрителю – и, прежде всего, нашему, красноярскому. Да-да, чему вы удивляетесь? Конкурсы, конечно, полезны – это общение, движение вперед. Но они не критерий качества коллектива, поскольку у членов жюри свои субъективные пристрастия. А мне хочется дать публике то, к чему она тянется, но в то же время преподнести ей что-то такое, чего она прежде не видела. Как найти такую гармонию? Вот глобальная задача.

– У нашего зрителя есть какие-то свои особенности восприятия?

– Как ни странно, в Москве нас принимают лучше, чем дома. (Смеется.) Наверное, в столице публика более раскованная. У нас люди поначалу холодноваты, не аплодируют. Но если уж они открылись, дальше все идет хорошо. А еще Красноярск меня научил делать антре и финалы – стал по ним уже настоящим специалистом. Знаю, что и начало, и финальные танцевальные поклоны делаю удачно, грамотно – всем нравится. Это мой конек.

Пробуждение от спячки

– Как часто вы обычно обновляете программу?

– Не реже чем каждые два года. Что, кстати, по российским меркам срок небольшой – Ансамбль танца Сибири работает свою программу уже 45 лет!

Но меня Америка заставила посмотреть на это иначе – там ни одна программа не существует больше двух лет. Как говорят у них, по приезде в Нью-Йорк ты три дня в шоке, а на четвертый тебя уже ставят в музей – все меняется очень быстро! Причем замена репертуара интересна не только зрителям, но и самим артистам, балетмейстеру – нужно развиваться! От однообразия страшно тупеешь, необходимо менять программу. Любая остановка – шаг назад.

– Всегда удается выдерживать столь напряженный ритм?

– Во всяком случае, пока что с большим удовольствием занимаюсь своим делом. Если в отпуске не поработаю две недели, начинаю «ходить по потолку». В итоге не выдерживаю, собираю таких же фанатов и репетирую какую-нибудь постановку.

Но вообще-то российские танцовщики очень ленивые, долго раскачиваются – поначалу было очень трудно это преодолеть. Вроде бы все объяснишь, надо работать, но все равно оттягивают – а давайте с понедельника начнем! Это не отсутствие темперамента, просто нашему человеку нужно время, чтобы пробудиться от спячки. Мобильности, внутренней подвижности мне часто не хватает в работе. И в себе такую же вялость чувствую, приходится искусственно ее преодолевать.

– А почему вы, неоднократный чемпион различных соревнований по акробатике, выбрали не спорт, а танец, стали не тренером, а балетмейстером?

– С большим спортом пришлось расстаться из-за серьезной травмы. И некоторое время я потом действительно работал тренером, воспитал пять мастеров спорта. Но с хореографией соприкоснулся, когда еще занимался парной акробатикой, – она под стать фигурному катанию. А в 70-х я также подрабатывал в варьете «Сопка», первом в Красноярске. Потом, когда начал преподавать в пединституте, организовал диско-группу «Студия-7» – так и стал балетмейстером. Сейчас понимаю, что просто танцовщик или спортсмен – для меня этого недостаточно, люблю сам рулить процессом. И потом, приятно все время находиться в обществе красивых людей – вы посмотрите, какая у нас труппа! Девушки изящные, у всех ребят рост 185 – загляденье! Кстати, сейчас большая часть балета, 17–19 лет, – выпускники нашей детской студии, она уже лет семь существует.

– Родные дети тоже, похоже, неслучайно выбрали ваш путь?

– Сын танцует у меня. Он непрофессионал, окончил пединститут, но танцем занимается давно. А дочка до 15 лет показывала неплохие результаты в художественной гимнастике. Но танец все-таки победил: из Красноярского хореографического училища смогла попасть в Вагановскую академию, а оттуда – в Мариинский театр, сейчас она там солистка. Кстати, единственная – из Красноярска, чем, не скрою, очень горжусь. Объехала весь мир, то из Токио мне звонит, то из Америки. Недавно у нее была травма, это серьезное испытание – но благо через полгода Вика все-таки смогла восстановиться.

Одно скажу – я их, во всяком случае, не заставлял танцевать. Видимо, сказалось, что мой пример просто был перед глазами…

Елена Коновалова

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
При пожаре в жилом доме погибла школьница, остальных членов семьи госпитализировали
Далее...
 
Осенью в Российскую армию планируют призвать свыше 135 тысяч новобранцев
Далее...
 
В Красноярском крае утонул рыбак
Далее...
 
Плата за коммунальные услуги вырастет с июля
Далее...
 
В Красноярском крае ПТУшник вымогал у парня двадцать тысяч рублей
Далее...
 
Пользователи соцсетей сообщают о нарушениях на избирательных участках
Далее...
 
Онлайн-трансляция строительства четвертого моста в Красноярске начнется сегодня
Далее...
 
Возбуждено уголовное дело по факту нападения на ломбард и убийства
Далее...
 
Пьяная жительница Шарыпова убила своего свекра
Далее...
 
Новогодняя елка в Кировском районе откроется 29 декабря
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: