Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Расcледование
 
Путешествие в армию

Выпустило наше Министерство обороны директиву о службе солдат на расстоянии, превышающем 300 км от дома. Естественно, как всегда, преследовались благие намерения. А так ли хорошо получилось на самом деле? И вот, чтобы проведать родного солдатика и дабы все узнать и увидеть собственными глазами, я отправляюсь за две тысячи километров.

Надо сказать, что основной целью моей поездки было присутствие на принятии воинской присяги новобранцами. Мне очень хотелось быть рядом с любимым в этот момент. При расставании я не могла поверить, что целых два года не увижу его.

Как только я начинала об этом думать, хотелось выть на Луну, прямо как дикому зверю… Состояние в этот момент было такое, будто вырывают сердце, а ты еще вроде как дышишь…

Еду в часть!

Но вот, счастье, я еду к нему! Дорога на поезде заняла чуть менее двух суток. Этого времени оказалось достаточно, чтобы обдумать свою жизнь и помечтать о будущем. Ехала я в совершенно незнакомый город – Читу. Все мои знания о нем сводились к тому, что это далеко на востоке и еще там много военных частей. Но вот прибываем, и я сразу же иду в военную комендатуру, расположенную при вокзале. Хотела узнать, где находится нужная часть, где можно найти жилье и получить ответ еще на несколько подобных вопросов. Однако все, что мне удалось узнать у заспанного (было восемь утра по местному времени) офицера, – это номер маршрутки, которая идет в нужный мне поселок. И вот я уже еду в ней. О том, что мы въехали в нужный поселок, я догадываюсь потому, что у меня начинает рябить в глазах от расположенных здесь частей – так их оказалось много. И вот на одном из КПП я увидела знакомый номер и попросила водителя остановиться.

Встреча

Дальше пропускного пункта меня, конечно же, не пустили. Провели в комнату для посетителей и попросили подождать, причем сколько именно не уточнили. Времени, проведенного в ожидании, хватило на то, чтобы изучить все стенды с выписками из воинского устава, фотоархивом жизни части, историей ее возникновения и всяческой другой информацией. Кстати, если верить уставу, родственники и близкие имеют право совершенно свободно прогуляться по части и при этом заглянуть во все укромные уголки, правда, в сопровождении солдата. Но уже сама возможность этого радует: значит, никаких тайн здесь нет, значит, все в порядке и опасаться нечего. И вот наступила долгожданная встреча. Буря эмоций, объятия, зависть в глазах других солдат. Мы рассказывали новости, перебивая друг друга. Кто испытал такое – поймет, а чтобы описать мое состояние, всех слов мало.

Ищу жилье

Теперь мне предстояло выяснить, каким образом можно добиться для моего солдата нескольких дней для свидания.

Посоветовали сходить к командиру батальона. Его не оказалось на месте, опять жду. Однако это было приятное ожидание – ведь тот, к кому я приехала, был рядом со мной. Однако часа через два я забеспокоилась: мне надо было еще найти крышу над головой. Я заметила, когда еще только сошла с поезда и прошлась по близлежащим улицам, что в городе почти нет рекламы. Не только огромных баннеров, так хорошо знакомых каждому красноярцу, но даже банальных маленьких листовок, которыми у нас пестрит каждый забор. Словом, объявлений о сдаче квартир в аренду я не нашла. А квартира была нужна, причем именно в том поселке, где находилась часть. Это было непременным условием комбата: иначе никаких увольнительных. Адрес следовало сообщить лично ему.

Комбат объяснил, что увольнительные у них вообще запрещены, дескать, был случай, когда приехавшие в гости к одному солдату родители тайком увезли сына домой, а вся часть его долго искала. Да и когда солдат находится вне части, покидать поселок ему все равно запрещено. В центре Читы его вполне может арестовать патруль, и тогда всем достанется. Напоследок командир посоветовал обратиться к сержантам – они помогут найти квартиру.

Вход в «рай» – 150 рублей

Действительно, один сержант вызвался проводить меня к знакомым квартиросдатчикам. По дороге разговорились.

Оказалось, что в поселке одна половина населения – военные, другая – бывшие заключенные. Причем вторые жутко ненавидят первых, так как не видят особой разницы между армией и милицией. Бывали случаи, когда солдаты покидали часть ночью, а через некоторое время их находили мертвыми. Конечно, все солдаты об этом знают и стараются не рисковать.

– Пришли, – сказал сержант. Я сначала подумала, что это шутка. Дом был двухэтажным полуразвалившимся бараком, стекла во многих окнах разбиты.

Около подъезда сидели сомнительного вида хозяева сдаваемой квартиры. К моему облегчению, они сказали, что у них уже квартирует пять человек, мест нет. Сержант не знал, кто еще сдает квартиру. Я было уже направилась в ближайший магазин, поговорить с продавщицами, которые всегда в курсе всего, как вдруг меня окликнула бабулька, сидевшая у солдатской бани (баня находилась за территорией части). Она каким-то образом узнала, что я ищу квартиру, и предложила пожить у нее. Квартира однокомнатная, с ванной, правда, нет горячей воды, но зато есть две собаки. Оплата 150 рублей в сутки с человека. По сравнению с первым предложением это был просто рай, и я согласилась.

Не приставайте к комбату!

Пока я ездила на вокзал за вещами, к бабушке успели прийти ее дочь и бывшая невестка. Захожу в квартиру и замираю – все сидят и выпивают. Ну, думаю, повезло так повезло. Видно, лицо у меня было такое, что гости поспешили удалиться. Хозяйка объяснила: «Мы, в общем-то, не пьем, просто повод сегодня – бывшая невестка взяла кредит на пластиковые окна». Далее мне предстояло выслушать историю всех ее родственников.

Утром я забрала солдата из части, и мы поехали в город: поселок можно было обойти минут за двадцать, натыкаясь повсюду на пьяных аборигенов. Помня о патруле, мой парень переоделся в гражданскую одежду. Джинсы подошли мои, а футболку и кеды купили. Сложнее бы пришлось зимой: теплые вещи дорогие, а везти их издалека хлопотно.

Комбат пообещал отпустить солдата на три дня. Однако слово свое не сдержал: назначил время, когда надо прийти и забрать служивого, сам же покинул часть раньше, чтобы к нему не приставали.

И что бы ни говорили, но неуставные отношения существуют даже между солдатом и офицером. На бедных солдат, пока они еще духи, оказывается физическое воздействие со стороны отслуживших больший срок. Причем в армии умеют бить так, чтобы синяков не оставалось. Когда же отслужишь полгода, возникает обязанность каждый вечер накрывать стол для дедов.

Причем никого не волнует, где ты возьмешь деньги. И вот либо просят родителей прислать перевод, либо обворовывают склады своей части. В общем, проявляют чудеса изобретательности. В такую армию нельзя отдавать парней. Еще много различных событий заставило поверить в то, что если не во всей армии, то в этой части точно царит беспорядок.

Присяга – как крещение

Теперь – о директиве. Изначально она была сделана с тем расчетом, чтобы военнослужащие не убегали – своеобразная страховка от их СОЧ (самовольное оставление части), что является воинским преступлением. На деле же именно из-за того, что солдаты оказываются далеко от дома, попадают в части, где у них нет никого, никакой поддержки, они находятся в полном одиночестве, в полном бессилии, они бегут. Я испытала на себе, что значит оказаться за тысячи километров от дома. И прикинула, что в данном городе у меня нет ни одного знакомого, и, если, не дай бог, что-нибудь случится, что делать, к кому обращаться?

Сержантов на первых порах еще не знаешь, на счет телефонного звонка договориться не можешь. Сотовые телефоны вообще-то запрещены, но у сержантов и дедов они есть. Так что сделать с тобой могут все, что угодно, вплоть до избиения до смерти, и никак защитить себя не сможешь. Остается только бежать или, выйдя в караул с оружием, применить его по прямому назначению, выстрелив в обидчика, или, что бывает чаще, в самого себя. Так вот эта директива только усугубила ситуацию, и солдаты стали бегать намного чаще.

И со способами связи следует что-нибудь придумать. Ведь живем мы в XXI веке, и телефон это уже не редкость. Ну почему не разрешить солдату раз в неделю позвонить домой? А то уходят в армию и пропадают. В некоторых военкоматах говорят: мы не несем за него ответственности, наше дело – призвать. А с кого же тогда спрашивать, если нет вестей месяц и больше?

В этот раз на присягу приехало очень мало людей, всего человек десять. А солдат в части около двухсот. Необходимо отметить, что приезд родных и близких на принятие присяги – это на самом деле очень важно для военнослужащих. Это как крещение – бывает раз в жизни. Да и просто представьте своего сына, у которого все в душе переворачивается от обиды, когда он видит счастливого сослуживца, к которому приехали родные. А к нему – почему-то нет.

Татьяна Лапрад

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
В Железногорске третьеклассник «заминировал» кинокомлекс
Далее...
 
Участники КЭФа будут пользоваться электронными «портфелями»
Далее...
 
«Юбилейные» дети рождаются в Хакасии
Далее...
 
Для поклонников сноуборда откроют новую площадку для тренировок в Дивногорске
Далее...
 
Отборочный тур международной студенческой олимпиады программирования ACM-ICPC пройдет в СФУ
Далее...
 
Незаконный игровой клуб в Железногорске чуть не провалился под землю
Далее...
 
По улицам Красноярска пройдут политические зомби
Далее...
 
В Красноярске убили инвалида и подожгли его квартиру
Далее...
 
Красноярский край лидирует в Сибири по количеству новорожденных
Далее...
 
Владимир Путин дал старт началу строительства железной дороги в Туве
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: