Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Расcледование
 
Жизнь «мама не горюй»

Я спустилась с крыльца и пошла в деревню, вернее, поехала по главной мининской улице: смотреть жизнь под названием «мама не горюй».

По главной улице. Без оркестра

Улица Новая, опровергая статус главной, подкидывала под колеса одни колдобины.

– Мы к правлению правильно едем?

– Правильно, правильно, – махнула рукой вдоль улицы старушка, шустро идущая по обочине.

– Глава-то у вас – Олег Антонович Герман?

– Ага, милая, он. А может, и не он, – призадумалась старушка. – Врать не буду. Мне в моей жизни власть-то уже ни к чему, потому могу спутать...

…До двухэтажного кирпичного здания, оказавшегося правлением ОПХ «Минино», которое здесь по привычке называют совхозом, мы не доехали метров сто, притормозив у дома, где продавали молоко. Об этом свидетельствовала заиндевевшая трехлитровая банка на табурете перед воротами.

На окне тут же зашевелилось кружево занавески, на улицу вышел хозяин банки. – Берите, 45 рублей за три литра – дешевле ни у кого не найдете.

– Да у нас банки нет. – Я вам посуду за так отдам, берите!

И, в качестве последнего аргумента, предложил полюбоваться на его корову Дуняшу. Дуняша из сарая не вышла.

– Щас Майку покажу, – пообещал Сергей Павлович. – Она у меня красавица. Майка, моргая ресницами огромных смородиновых глаз, доверчиво потерлась о мою руку и замычала.

– Молодая еще телушка, но, погляди, какая справная, – любовно сказал Сергей Павлович, вручая банку свежего молока.

И с гордостью добавил: – Сам дою.

Корову дешевле не держать

За зиму Дуняша и Майка съедают пять тонн сена. Тонна стоит 2800 рублей. Зарплата тракториста в ОПХ «Минино» – полторы тысячи рублей, доярки – на триста рублей больше, тысяча восемьсот. Сергей Павлович о своих доходах грузчика на складах «Эльдорадо» не распространялся, но за место держится зубами, считая себя счастливчиком: у него к тому же и жена при работе – продавец в том самом магазине «Эллис».

– Я как-то опрос проводила, – рассказывала Надежда Белозерова, заведующая Мининской начальной школой. – Из каждых 30 семей в деревне – 25 живут только на детские пособия или бабкины пенсии. В оставшихся пяти работу имеют – или муж, или жена. А уж если в семье оба пристроились, это действительно счастье.

Потому и корова нынче в деревне – редкость. Попробуй прокорми ее и при этом сам не протяни ноги! Раньше почти в каждом дворе была буренка, сейчас одна на всю улицу.

От полуторатысячной зарплаты и работников в ОПХ осталось от силы человек двадцать. Ну кто за такие деньги будет коров доить и ремонтировать латаные-перелатаные трактора и сеялки?

– Благо Красноярск под боком, народ давно подался на заработки в город. Возвращаются в деревню поздно вечером или в выходные. При такой жизни – какое хозяйство? – продолжала Белозерова.

За лампочками… к соседу

Кстати, саму школу на улице Зеленой мы нашли с третьего захода, всякий раз проскакивая приземистый барак, принимая его за чей-то хозяйственный сарай.

Впечатление усиливалось соседством с роскошным особняком напротив: стрельчатые окна, спутниковая тарелка, зимний сад на втором этаже. – Говорят, очень хороший человек этот Буянов. Как вы думаете, не откажет, если обратиться за помощью? – спросила заведующая, показывая на перегоревшие лампы дневного света.

Из четырех класс нынче освещает только одна, остальные сгорели еще в сентябре, сразу после торжественной линейки по случаю начала учебного года. Тогда от ветра упал прогнивший деревянный столб, что-то заискрило, и школа погрузилась в темноту. Электромонтер, к всеобщей радости, одну лампу все-таки реанимировал. Теперь где-то надо найти 2600 рублей – на покупку новых.

– В крайнем случае, тысячу пятьсот, я подсчитала, – сказала Надежда Белозерова. Районо все никак денег не выделит. Оттого на школьном счете – ни копейки.

– Все-таки, как думаете, пойти к соседу? – мучительно краснея, повторила Надежда Борисовна. – У родителей денег просить язык не поворачивается. У меня из двадцати восьми учеников двадцать растут в семьях, где перебиваются с копейки на копейку.

Школа из прошлого века

Мининская четырехклассная школа – старейшая в Емельяновском районе. Открыли ее даже не в прошлом, а в конце позапрошлого века, в 1892 году, когда богатые мининские мужики решили, что грамотой ребят не испортишь. Первой учительницей назначили Наталью Внукову.

– Не знаете, у нее в родственниках не было Ильи Порфирьевича Внукова? – спросила я Надежду Борисовну. – Это дед мой.

– Вот уж не знаю, но Внуковых в Минино было много.

Сама Белозерова приехала в деревню двадцать семь лет назад, сразу после окончания Красноярского педагогического училища имени Горького. Вторая учительница, Татьяна Захарова, появилась в школе на два года позже, окончив такое же педагогическое училище, только на Севере. С тех пор и тянут вдвоем беспокойное хозяйство.

– Вы не думайте, у нас даже уроки английского языка есть, – с достоинством произнесла Надежда Борисовна. – Специально учительница приезжает.

За чистоту в классах отвечает уборщица, за тепло – кочегар. Пожарные каждый год, хмуря брови и грозя санкциями, предписывают Белозеровой «куда-нибудь» перенести маленькую котельную, примыкающую к школе. Куда, а главное, на какие деньги ее переносить, никто не советует.

Когда-то обещали построить новую школу-десятилетку, чтобы ребятишки не тряслись по автобусам, добираясь за 12 километров в совхоз «Элита» или в Красноярск. Уже и место определили, и план генеральный начертили, и даже смету составили.

Но план так и остался на бумаге. Мало того, малюсенькую школу, которой перевалило за сотню лет, несколько раз бывший директор совхоза Горбунов пытался выселить даже из того малоприспособленного барака, где она ютится сейчас. Надежда Белозерова не любит рассказывать о тех днях, когда жителям Минино пришлось отстаивать школу.

– А может, зря отказались выселяться? Глядишь, получили бы помещение лучше. – Ой, что вы! У нас детский сад так закрыли. Заверили, что подберут для малышей другое здание, для виду там даже ремонт сделали. А теперь у наших деток ни нового сада, ни старого. Никакого!

– А Горбунов где живет? – поинтересовалась я на прощанье.

– В Красноярске давно квартиру купил. Неужели вы думали в деревне остался? – удивляясь моей наивности, улыбнулась Белозерова.

В потемках до выборов

– Вы нам лучше скажите, когда в Минино почтальон будет? – спросила одна из жительниц, когда уже под вечер мы забрели в Дом культуры.

Люба, как стемнеет, приходит встречать в клуб маленькую дочь, которая занимается здесь танцами. – Это ж надо! За письмами и пенсией добираемся аж за двенадцать километров в «Элиту». Ладно, я – молодая, а пенсионерам, которым под восемьдесят, как быть?

Выяснилось, что почтальон вообще-то в Минино был, но уволился. – Вы на обратном пути в магазин зайдите, спросите у Надьки Кольман, может, она вернется, а? Маленькая Надя, взвешивая виноград, ответила: – Ну, может быть, найдутся желающие за полторы тысячи грязь месить по нашим улицам да от собак бегать. А я не хочу. Мне ребенка поднимать надо. Как считаешь, на такие деньги это возможно? Вы лучше про детский сад скажите: будет он в Минино когда-нибудь или нет? Вот я за прилавком стою, а ребенок у меня под замком дома, один.

Ирина Никитина, директор Дома культуры и бывшая воспитательница закрытого детского сада, вырезая из плотной бумаги елки к кукольному спектаклю, с грустью сказала:

– Наверное, детский сад уже не вернешь. Тускло, вполнакала горели лампочки. В тренажерный зал сходились деревенские пацаны. – Электричество экономите? – спросила я директора.

– Что вы! Просто в наших сетях напряжения больше 160–180 вольт не бывает. И в развалюхах наших, и во дворцах – одинаково.

– Так и живете все время в потемках? – Ну, почему все время, – немного обиделась Ирина Александровна. – На выборы нам прожекторы привозят. Тогда светло бывает.

– А что же глава Герман? – Ой, это вас в заблуждение ввели. Глава у нас Яблонский Сергей Михайлович. Но он на центральной усадьбе, в «Элите». Вот не все и знают.

Светлана Вахтангишвили

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
На Караульной горе установили новую сигнальную пушку
Далее...
 
В Красноярске сгорел магазин стройматериалов
Далее...
 
Пожар произошел в клубе в Балахтинском районе
Далее...
 
Суд взыскал более 80 тысяч рублей с владельца овчарки, укусившей ребенка
Далее...
 
«Похоронившую» Путина ведущую новостей не будут наказывать
Далее...
 
Авария с участником сотрудника ДПС произошла в центре Красноярска
Далее...
 
Мифы, которые опровергает КрЯКК
Далее...
 
У театра оперы и балета появилась подсветка
Далее...
 
Энергетиков обязали выплатить более миллиона рублей за отрезанную руку ребенка
Далее...
 
ХХVIII Всероссийский турнир по греко-римской борьбе пройдет в Красноярске
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: