Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Расcледование
 
Сибирские дивизии разрушили планы Гитлера

«Выражая глубокую благодарность всем участникам битвы за Москву, оставшимся в живых, я склоняю голову перед светлой памятью тех, кто стоял насмерть, но не пропустил врага к сердцу нашей Родины, ее столице, городу-герою Москве. Мы все в неоплатном долгу перед ними!» Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков
В декабре исполнится 65 лет со дня начала наступления Красной армии под Москвой. Участников тех великих событий осталось совсем немного. Дожившие до наших дней вспоминают, как это было…. В ноябре 41-го гитлеровские войска так близко подошли к столице, что фашисты рассматривали Красную площадь в бинокль.

Просчитались!

В конце сентября 41-го фашистские войска начали генеральное наступление на Москву. В их планы входило расчленить оборону советских войск, окружить и уничтожить их. Массовыми танковыми ударами гитлеровским войскам удалось прорвать оборону Красной армии. Но ожесточенное сопротивление заставило немцев остановиться. В октябре в столице и пригородах было введено осадное положение. Командующим единым Западным фронтом был назначен Георгий Жуков. В середине ноября гитлеровцы снова попытались захватить Москву. Они вошли в города Клин, Крюково, Истру.

Всю операцию гитлеровцы собирались завершить до наступления зимних морозов. Но все вышло не так, как ожидали фашисты. Прибытие сибирских дивизий изменило обстановку. В ожесточенных сражениях наши войска остановили наступление на ближних подступах к городу. Наибольшая угроза для Москвы была со стороны северного участка фронта. Сюда была направлена Первая ударная армия, в состав которой входила 44-я отдельная стрелковая бригада.

Она прибыла на фронт из Красноярска и была сформирована из курсантов военных училищ, сибирских рабочих и колхозников. Но были среди них и те солдаты, что начинали войну в других частях.

Украинский сибиряк

До войны Павел Жищенко жил в Донбассе. Там же окончил медицинское училище. Фельдшером уехал в Ташкент. Но поработать удалось недолго, в 40-м хлопца (ему еще не исполнилось и восемнадцати лет) призвали в Красную армию. Служить начал под Ригой. Дивизия, в которой он проходил службу по медицинской части, попала в окружение в первые же часы вторжения. Лесами, по ночам, бойцы пробирались к своим. Говорит, что больше всего боялся попасть в плен. Под Москвой Жищенко воевал на Западном фронте. Красная армия здесь отступала, теряя каждый день сотни жизней. Положение было критическим. Фронтовик вспоминает, как плакали и ругались женщины в деревнях, через которые проходили войска. Павел Антонович служил санинструктором. Лошадь и двуколку ему дали не сразу. Как только ни изворачивался фельдшер, чтобы доставить раненых в медсанбат! Довезти живыми удавалось не всех. Ранения были тяжелейшие.

Многие умирали по пути. А вот простудившихся (несмотря на то что спать бойцам приходилось прямо на снегу, подложив под себя еловый лапник и греясь у костра) он не встречал. Морозы стояли, словно в Сибири. Воевать приходилось в глубоких сугробах. Немцам, одетым в летнюю форму, приходилось несладко. Многие из них замерзали прямо в окопах.

– О наступлении мы думали постоянно. Едва оклемались, закрепились, стали спрашивать друг друга: «Ну когда же, когда погоним проклятого фашиста!» – признается ветеран.

О том, что наступление близко, говорило многое: часть крепко вооружили – «Столько мин мы сроду не видели!», – выдали зимнюю одежду (из Латвии отступали в гимнастерках и буденовках).

Утром пятого-шестого декабря началось контрнаступление Красной армии. Враг бежал на всех фронтах, от Калинина до Ельца. Когда прорвали оборону противника, бойцам выдали боевые «сто грамм» и почему-то холодный гороховый суп.

Жищенко говорит, что победы воодушевляли бойцов. Никто не щадил себя. Героизм стал привычным делом. Гитлеровская армия отступала, бросая во множестве пушки, танки, грузовики, мотоциклы. Эта картина радовала солдатские сердца.

На второй день наступления часть, в которой служил Павел Антонович, расформировали. Солдаты и офицеры влились в сибирскую 44-ю стрелковую бригаду. В ней он и прослужил до конца войны. К сожалению, после войны о героической «сорок четвертой» забыли. Ветеран, работавший в мирное время учителем истории, решил восстановить справедливость и написал книгу о боевом пути красноярской бригады.

Война из кабины грузовика

Вместо неба – дорога

Иван Ефремович Грузенкин по всему должен был стать летчиком. С детства тянуло в небо. Хорошо учился, легко давались все предметы, но особенно – физика. Самостоятельно научился играть в шахматы, обыгрывал даже взрослых соперников. Перед войной закончил красноярский ОСОАВИАХИМ, летал на У-2 и Р-5. Собирался поступать в летную школу. Но откуда-то стало известно, что дед Грузенкина был раскулачен. Ивану вернули документы. Ему не оставалось ничего другого, как идти в шоферы: хотелось работать с техникой. Профессия эта в те годы была очень почетной, водители – везде уважаемые люди. Работал Иван Ефремович на трехтоннике ЗИС-5. Когда в июле 41-го его призвали рядовым на фронт, то в Новосибирске определили во вновь сформированный 43-й автобатальон 16-го автополка. Дали такой же трехтонник. В сентябре их часть перебросили под Москву. Фронт растянулся почти на восемьсот километров. Бои шли одновременно в нескольких направлениях.

– Мы не знали покоя, находились в кабине по двадцать, а то и больше часов, – рассказывает ветеран.

Вспоминает, как приходилось туго. Чтобы водители не засыпали, рядом садился офицер, он то и дело толкал солдата в бок. Сначала полк находился на юго-западном направлении, штаб располагался в Апрелевке. После отступления советских войск – переехал в Москву. Вся столица в то опасное для страны время, говорит Грузенкин, была перекопана рвами и перегорожена противотанковыми «ежами». В небе висели «пузыри». Так называли дирижабли – защиту против вражеской авиации. Окрестные деревни горели, зарева полыхали днем и ночью. Чего только не приходилось возить! На передовую – солдат, продовольствие, боеприпасы. Обратно – раненых, погибших. Бывший фронтовик до сих пор не может спокойно говорить о том, какие это были тяжелые рейсы. Какой душный запах крови и боли стоял в кузове после таких поездок. Но тогда не было времени долго жалеть и раздумывать. Вся жизнь проходила на колесах. Груженный сверх меры грузовик порой глох на подъемах. Выручало то, что устроены русские машины были очень просто.

Простым и суровым был быт фронтовых водителей. Спали в кабинах, не раздеваясь, в бушлатах и шапках. Поесть из полевой кухни удавалось редко, лишь когда стояли в обороне. Во время боев выдавали сухие пайки на неделю: несколько сухарей и две пачки гречневого или горохового концентрата. Есть хотелось все время. От голода жевали даже горькие желуди.

Горело небо и земля

Грузенкин вспоминает, как обрадовались они, услышав, что под Москву прибыло новое оружие Красной армии – установки РС, которые тут же окрестили «катюшами». Орудия стояли за несколько десятков километров от передовой, когда начинали стрелять – земля и воздух дрожали от огня и гула. За снарядом летел огненный хвост. После «катюш» оставалась лишь выжженная пустыня. Частенько машины автобата оказывались во время артподготовки в «мертвой зоне». Снаряды летали над головой в течение нескольких часов. После обстрела за дело бралась фашистская авиация. Самолеты противника бомбили советские войска не переставая.

Порой нервы бойцов не выдерживали, и они палили во враждебное небо из карабинов и автоматов.

Иван Грузенкин был награжден медалью «За оборону Москвы», а вот орден Красной Звезды, к которому представили солдата в конце войны, затерялся где-то в военных канцеляриях. Но бывший фронтовик не особенно расстраивается по этому поводу. Считает, что лучшая награда – то, что остался жив, пройдя столько испытаний.

…В результате контрнаступления Красной армии в декабре 41-го гитлеровцы были отброшены от Москвы на 150–200 км. Это было первое крупное поражение фашистских войск, до этого шутя покоривших половину Европы. План «молниеносной войны» был сорван.

Справка «ВК»:

За время оккупации в Подмосковье было разрушено 2280 населенных пунктов, из них 600 сожжены дотла.

В битве за Москву сибиряки участвовали во всех важнейших оборонительных и наступательных операциях.

Галина Эйснер

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
При пожаре в Красноярском крае пострадал мужчина
Далее...
 
Прокуратура начала проверку по факту пожара в «Черемшанке»
Далее...
 
За три года в Красноярске обустроят триста спортивных площадок
Далее...
 
ФК «Енисей» проиграл казахскому «Актобе»
Далее...
 
Предъявлено обвинение убийце сотрудника красноярского клуба
Далее...
 
Двухмесячник чистоты стартовал в Красноярске
Далее...
 
29 медалей привезла из Китая сборная Красноярского края
Далее...
 
«Неполитический» митинг против повышения тарифов ЖКХ пройдет завтра в Красноярске
Далее...
 
Главная городская елка откроется 28 декабря
Далее...
 
Разыскиваются очевидцы ДТП, в котором пострадал подросток
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: