Эксклюзив Аналитика Расcледование Шок Скандал Кульмассовщина Провинция Интервью Мужской клуб Женский клуб Спорт Досье
 
Поиск
 
 
Голосование
Чем, на ваш взгляд, отечественная полиция лучше милиции?
 
 
 
Обратная связь
Здесь вы можете оставить свою новость или рассказать о проблеме
Ваше имя
Ваш е-mail
Текст сообщения:
 
МК в Красноярске Расcледование
 
Большие проблемы малого бизнеса

Кажется, в этом году малый и средний российский бизнес наконец-то сможет вздохнуть свободнее. Вступивший в действие с 1 января федеральный закон № 209 более точно регламентирует действия властей о поддержке малого и среднего предпринимательства. А дополнительным контролем по его исполнению будут заниматься и УФАС, и общественные организации.

Конкурсная чехарда

…Двоюродный брат, предприниматель средней руки, однажды в сердцах поделился, как неудачно поучаствовал в конкурсе на госзаказ – оттерли более крупные конкуренты. Но от предложения написать о его проблеме в газету отказался наотрез: «Иначе к следующему конкурсу вообще не допустят».

К сожалению, пример не единичный. Жалобами на подобные инциденты завалены антимонопольные службы по всей стране – слишком лакомый кусок эти конкурсы. Потому и непрозрачность процедур стала в них привычным явлением. Только в Красноярске через департамент муниципального заказа должны быть ежегодно реализованы более 4 млрд рублей городского бюджета. Казалось бы, есть 15-я статья 94-го федерального закона, согласно которому на малый и средний бизнес должно выделяться от 10 до 20 процентов объема всего госзаказа. Но как все происходит на самом деле?

– Конкурсы должны проводиться непосредственно для субъектов малого и среднего предпринимательства – это следует оформлять в извещении, – утверждает руководитель региональной общественной организации «ОПОРА России» по Красноярскому краю Александр Кучменко. – И сумма этих конкурсов не может быть больше 3 млн рублей – для товаров и больше 2 млн – для услуг. Норма не всегда соблюдается, поэтому конкурировать в госзаказе с крупными компаниями у малого бизнеса зачастую не получается.

Бесконтрольная кормушка

Но, пожалуй, самая серьезная головная боль предпринимателей – бесконечные проверки. Роспотребнадзор, пожарные, налоговики – не сосчитать, сколько проверяющих то и дело накатывают на предприятия! Никто не спорит – контроль необходим. Но ни для кого не секрет, что некоторые недобросовестные контролеры давно воспринимают малый и средний бизнес как собственную кормушку.

– Действует закон о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля и надзора, – отметил исполнительный директор регионального отделения «ОПОРЫ» Александр Нестеров. – Никто не отменял и приказ генпрокурора России № 29 от 17 августа 2005 года – нам есть на что опереться. Сейчас мы готовим к выпуску журнал учета мероприятий по контролю, постараемся распространить его среди большей части наших предпринимателей. И любой проверяющий, в соответствии с федеральным законом, должен будет сделать запись в этом журнале: зачем он пришел, в чем суть проверки и т. д. Полагаем, встречный контроль поможет внести ясность во многое.

А еще общественное объединение выступает за равные права предпринимателей и чиновников. Несправедливость налицо: если бизнесмен вовремя не поставил продукцию по госзаказу – его вносят в реестр недобросовестных поставщиков, после чего он в течение двух лет не имеет права заниматься этой деятельностью. А с чиновников при нарушении закона взятки гладки – всего до 50 тысяч рублей с каждого члена комиссии по госзаказу. Закон должен быть един для всех: проштрафившихся чиновников тоже не мешало бы на пару лет отлучать от участия в распределении бюджетных средств. Глядишь, и махинаций в этой сфере поубавилось бы.

Не до фермера

В сельском хозяйстве с малым предпринимательством – вообще туши свет. Александр Нестеров знает проблему не понаслышке – сам сопровождает деятельность четырех фермерских хозяйств. И по его оценкам, главная проблема здесь в том, что наши крестьянские и фермерские хозяйства практически выпали из внимания краевых органов.

– Долгое время внимание власти было в большей степени сосредоточено на потребительских кооперативах и крупных сельхозпроизводителях, – говорит Нестеров. – А безразличие к фермерским хозяйствам прослеживалось буквально во всем. От краевой программы поддержки субъектов агропромышленного комплекса, где основной упор как раз делается на крупные хозяйства и потребкооперацию, до программы Россельхозбанка. Несмотря на наличие такой программы, фермеру или крестьянину не так-то просто получить кредит в этом банке – очень много препятствий, в частности, с кредитным обеспечением. Впрочем, недавно проблема обсуждалась в Москве на съезде Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств России – будем надеяться, что лед тронулся.

А с краевой целевой программой поддержки малого и среднего предпринимательства вообще доходит до смешного: из нее исключены субъекты агропромышленного комплекса. Хотя в соответствии с 209-м законом на них тоже должна распространяться помощь властей. Впрочем, подобные противоречия все равно вскоре придется устранять, поскольку программа принималась до введения этого закона.

На закон надейся, а сам не плошай

Есть надежда, что вступление в силу 209-го закона поможет постепенно решить ворох накопившихся проблем. Но предпринимателям и самим не мешало бы учиться более активно отстаивать свои интересы. А для этого необходимо повышать правовую грамотность – иначе чиновников-крючкотворов не одолеть.

Да и других подводных камней на пути у предпринимателей столько, что пока во всем разберешься, семь потов сойдет. Как рассказывает Марина К., предприниматель, занимающийся поставками бытовой техники, однажды ей понадобилось целых три месяца на разрешение законодательных несостыковок двух стран – России и Китая. По нашим законам необходим документ, подтверждающий качество и безопасность иностранного товара, с точным указанием, какие материалы используются в его производстве. А у китайской стороны подобных документов вообще нет! Первую партию товара предпринимательнице после долгих переговоров удалось-таки растаможить. Но со следующей придется все согласовывать заранее. И, как выяснилось на практике, самодеятельность в такой вот проблеме обходится слишком дорого – необходимо посредничество российских консалтинговых организаций, работающих как за границей, так и в Красноярске.

Само отношение российского общества, кстати, тоже не слишком-то благожелательно к малому бизнесу: еще с советских времен немалая часть населения воспринимает предпринимателей как спекулянтов. Если не переломить подобные настроения – вряд ли в стране удастся взрастить тот самый средний класс, о котором так часто любит говорить российское руководство. И который, по установке сверху, должен составлять не менее 60–70 процентов населения.

– Нельзя сказать, что власти Красноярского края и Красноярска ничего не делают для малого бизнеса, – отметил Кучменко. – Есть краевая целевая программа господдержки, муниципальная целевая программа. Но за 2006–2007 годы из средств, выделенных на данную поддержку, было освоено всего 60 %. Во многом это вызвано тем, что предприниматели зачастую не информированы о том, что могут на нее рассчитывать. А некоторые, устав от бесконечных бюрократических препятствий и проволочек, просто не верят, что от властей можно ожидать чего-то хорошего. И, в частности, цель нашей организации – помочь им вступить в конструктивный диалог.

Впереди планеты всей

Введение в действие 209-го закона поможет также решить имущественные проблемы предпринимателей.

Как поначалу было установлено 130-м федеральным законом о местном самоуправлении, до 1 января 2009 года практически все имущество, принадлежащее муниципалитетам, должно быть продано. Для малых и средних предприятий это был серьезный удар – значительная их часть арендует именно муниципальные площади. К счастью, здравый смысл восторжествовал, и в прошлом году в закон внесли некоторые изменения. Согласно которым местные органы власти отныне могут создавать специализированные фонды поддержки малого и среднего предпринимательства. Что, кстати, подтверждается и 209-м законом.

– Красноярск стал пионером в этом нововведении – в городе сейчас как раз создается такой целевой имущественный фонд, – с удовлетворением отметил Александр Нестеров. – В нем будет сосредоточено все, что относится к имуществу городской казны. В первую очередь это помещения, занимаемые предпринимателями. Данный имущественный фонд изымается из планов приватизации и целевым порядком передается субъектам малого и среднего бизнеса для организации их деятельности.

Тонкости статистики

За последние пять лет количество малых предпринимателей и предприятий в Красноярском крае не изменилось. И это очень тревожный показатель.

Ни для кого не новость, что структура экономики края моноэкономична – лишь несколько крупных предприятий сегодня формируют краевой бюджет. А доля малого предпринимательства занимает в нем всего 2 процента. Отсюда и соответствующее отношение со стороны властей: вроде как малый бизнес существует, но особого внимания не заслуживает.

Однако у статистики две стороны. По исследованию Союза промышленников и предпринимателей края, к предприятиям, формирующим бюджет региона, имеют отношение всего полмиллиона человек (из почти трех миллионов жителей края), включая самих работников и членов их семей. Минус бюджетники и прочие социальные категории – и выходит, что около миллиона человек заняты как раз в малом и среднем бизнесе. Поэтому чисто экономический подход в оценках значимости этой категории предпринимателей абсолютно недопустим, считают эксперты – необходима переориентация на социальную политику. А это значит, что поддержка малого и среднего предпринимательства – не увеличение налогооблагаемой базы, а прежде всего – стимул к самозанятости населения. Возможность научиться работать на себя, а не на чужого дядю. Есть предпосылки в виде принятого закона – дело за пониманием со стороны чиновников.

Для справки: по официальной статистике в Красноярском крае приблизительно 10,5 тысячи юридических лиц, действующих как малые предприятия. И порядка 40 тысяч индивидуальных предпринимателей – но эта цифра сильно колеблется. По средним предприятиям статистики не велось, поскольку просто не было такого понятия. Сейчас, в соответствии с 209-м законом, все четко разграничено. В зависимости от численности работников, микропредприятие – это до 15 человек, малое предприятие – до 100 человек и среднее – от 101 до 250 человек. Данный срез соответствует мировым меркам. Учитываются и объемы выручки от реализации товаров (работ, услуг) за отчетный период, и балансовая стоимость активов, которые не должны превышать предельные размеры, устанавливаемые правительством РФ. Также к категории субъекта малого и среднего предпринимательства отнесены коммерческие организации, акции которых, составляющие активы паевых инвестиционных фондов – фондов венчурных инвестиций, не превышают 25 процентов уставного капитала. Предполагается, что первая относительно точная статистика по новым нормам появится в крае не раньше, чем во второй половине года.

На уровне края и муниципалитетов этот статистический срез выглядит примерно одинаково. Если взять за 100 процентов все юридические лица (по индивидуальным предпринимателям таких данных нет), 70 процентов – предприятия, работающие в сфере торговли, порядка 14 процентов – в сфере строительства. Все остальные представлены небольшим количеством. Самое большое беспокойство вызывает низкая инновационная направленность малых предприятий – в нашем регионе она занимает менее пяти процентов. В то время как на всех уровнях власти сейчас ставится задача увеличить эту долю как минимум до 20 процентов. Ибо, как показывает мировая практика, именно через малые предприятия все инновации приходят в промышленность и другие широкие сферы.

Теплицы для бизнесменов

В каждом городе Красноярского края краевые власти ставят задачу создать как минимум один бизнес-инкубатор. Средства на это заложены в программах по поддержке малого и среднего предпринимательства всех уровней – от муниципального до федерального.

Чем вызвано столь повышенное внимание к этой структуре? Первые бизнес-инкубаторы появились полвека назад в США и сегодня практикуются во всем мире. Как считают аналитики – это единственная возможность помочь росту предпринимателя на начальном этапе его деятельности, научить его справляться с прессингом всевозможных проверок.

Сегодня в Красноярском крае существует всего два бизнес-инкубатора. Но, как считает Александр Нестеров, к сожалению, оба они не соответствуют заявленному статусу. Первый, на базе Сибирского федерального университета, – в большей степени вариант учебного заведения, а не площадка с тепличными условиями для роста предпринимателей. Поскольку изначально неправильно была выбрана методика его создания. Второй бизнес-инкубатор, в Железногорске, создавался именно в классическом варианте. Но в силу ряда причин это не получилось, и он был преобразован в дистанционно-консалтинговый бизнес-инкубатор.

– Проблема еще и в том, что, когда в 2005 году Министерство экономического развития и торговли объявило конкурс на создание бизнес-инкубаторов, оказалось, что Красноярский край не может в нем участвовать, – добавил Нестеров. – Поскольку на федеральную поддержку может рассчитывать лишь бизнес-инкубатор, который размещается на собственных площадях субъекта Федерации. У нашего края свободных площадей на это не нашлось. Но такая собственность есть у муниципалитетов – значит, нужно ее использовать. И подвижки есть – с ноября прошлого года мы ведем активную работу с властями Ачинска, они готовы предоставить площадь под бизнес-инкубатор. Полагаю, в дальнейшем этот опыт будет транслироваться на остальные города и районы края.

От первых лиц

Первый заместитель губернатора Красноярского края Александр Новак:

– Я согласен, что малый и средний бизнес у нас недостаточно развит. И не только в крае – в целом по стране. Притом что власть делает многое для его поддержки – от предоставления налоговых льгот до прямой финансовой помощи.

Но, считаю, что недостаточность развития предприятий – это переходный период. И дело не только в отсутствии каких-то условий – сказывается еще и менталитет. Откуда взяться массовому проявлению самостоятельности, если в России много лет не было никаких возможностей для личного хозяйствования? В других странах на протяжении веков развивался частный, семейный бизнес. Мы еще только идем к этому. И, подчеркиваю, самим предпринимателям нужно менять свою психологию. Особенно удручающее положение в сельском хозяйстве. Не хочу называть ничьих имен, но такое ощущение, что на селе у нас многие предпочитают работать от сих до сих и ни за что особо не отвечать. В личном хозяйствовании такое отношение исключено.

Заместитель руководителя УФАС по Красноярскому краю Олег Харченко:

– С начала года от предпринимателей поступило около 70 заявлений с жалобами на нарушения в тендерах. Сравните – столько было за весь прошлый год! Просто с января ввели очень серьезные штрафы за подобные нарушения. Если прежде заказчик максимум мог пострадать на 10 тысяч рублей, а член комиссии – на 2,5 тысячи, то сейчас штрафы на должностных лиц – от 30 до 50 тысяч рублей, а на юридическое лицо – ровно 500 тысяч рублей. И, конечно, при таком риске нет резона нарушать по мелочам, препятствовать предпринимателям – бог с ними, пусть участвуют в конкурсах. Кстати, 3 апреля будем штрафовать председателя Совета ректоров Красноярского края Белякова. Мало того что поступила жалоба от малого предпринимателя, что его не допустили к участию в конкурсе, так еще и десятидневный мораторий, когда нарушение можно было бы обжаловать, не соблюден – все контракты были заключены сразу после подведения итогов конкурса. Видимо, Белякову не объяснили, что это – административное правонарушение и по каждому из четырех незаконных контрактов штраф 30 тысяч рублей. То есть в общей сложности – 120 тысяч. Надеюсь, всем ректорам и другим недобросовестным должностным лицам это послужит хорошим уроком.

«ОПОРА России» – общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства. Создана в сентябре 2002 года. В ее составе 81 региональное отделение. Основная задача организации – содействие консолидации предпринимателей для участия в формировании благоприятных политических, экономических и правовых условий предпринимательской деятельности в России.

В феврале руководителем региональной организации «ОПОРА России» по Красноярскому краю был назначен Александр Кучменко. Цели отделения на ближайшую перспективу – наведение порядка в организации, привлечение новых членов через сообщества предпринимателей и установление диалога с властью. За пять лет существования регионального отделения этот диалог установить не удалось.

Елена Коновалова

№ 69 (1 июля - 13 августа) 2012 года

Версия для печати

 
Комментарии к статье
Ваше имя:
Ваш email:
 
Монитор новостей
В центре Красноярска сегодня вновь перекроют проезд
Далее...
 
Первенство края по водно-моторному спорту «Формула будущего» пройдет в Абаканской протоке
Далее...
 
Школы для вундеркиндов создают в Туве
Далее...
 
В Красноярске полицейский погиб, врезавшись в грузовик
Далее...
 
В Красноярске сгорело кафе «Форсаж»
Далее...
 
Полиция подсчитала митингующих в Красноярске
Далее...
 
ФК «Енисей» проведет три сбора за границей
Далее...
 
На пилота вертолета МИ-2 возбуждено уголовное дело
Далее...
 
Германия переняла опыт красноярской системы исполнения наказаний
Далее...
 
Красноярский борец вошел в олимпийскую сборную России
Далее...
 
 
 
Полезные ссылки
 
 
Галерея Анатолия Самарина
 
 
Архив публикаций

 

Красноярск, ул. Диктатуры Пролетариата, 51, оф. 12-45.
Тел.: +7(391)211-75-13 (приемная), +7(391) 214-78-81 (факс), +7(391)211-84-31 (реклама).
E-mail: